1. Корчагин О.А., Цельмович В.А. (2011). Космические частицы (микрометеориты) и наносферы из пограничного слоя глины между мелом и палеогеном (К/Т) разреза Стевенс-Клинт, Дания. Докл. РАН, Vol.437, No.4, С. 520-525
  2. Molina E., Alegret L., Arenillas I., Arz J.A., Gonzalvo C., Martinez-Ruiz F.C., Ortega-Huertas M., Palomo I., Rodriguez-Tovar F.J. (2001). Field-trip guide to the Agost and Caravaca sections (Betic Cordillera, Spain) // In F.C. Martinez et al. eds. 6th Workshop Impact Markers in the Stratigraphic Record. 72 p.
  3. Diaz-Martinez E., Sanz-Rubio E., Martinez-Frias J. (2002). Sedimentary record of impact events in Spain // in Koeberl, C., and MacLeod, K.G., eds. "Catastrophic Events and Mass Extinctions: Impacts and Beyond: Boulder, Colorado". - Geological Society of America Special Paper 356, p. 551–562.
  4. Molina E., Alegret L., Arenillas I., Arz J.A. (2004). El limite Cretacico/Paleogeno del corte de Agost revisado: reconstruccion paleoambiental y patron de extincion en masa // Journal of Iberian Geology, 31 - 135-148.
  5. Premovic P.I. (2011). DISTAL “IMPACT” LAYERS AND GLOBAL ACIDIFICATION OF OCEAN WATER AT THE CRETACEOUS–PALEOGENE BOUNDARY (KPB) // ГЕОХИМИЯ, № 1, с. 1–12.
  6. Sandra L. Kamo, Cristiano Lana, Joanna V. Morgan (2011). U-Pb ages of shocked zircon grains link distal K-Pg boundary sites in Spain and Italy with the Chicxulub impact // Earth Planet. Sci. Lett., 310, 401–408.
  7. Premovic P.I., Ilic B.S. (2012). Iridium anomaly and extraterrestrial component in the clays at the Cretaceous-Paleogene boundary in Denmark, Spain and New Zealand // Comunicacoes Geologicas 99, 2, 27-34
  8. Goderis S., Tagle R., Belza J., Smit J., Montanari A., Vanhaecke F., Erzinger J., ... (2013). Reevaluation of siderophile element abundances and ratios across the Cretaceous–Paleogene (K–Pg) boundary: Implications for the nature of the projectile // Geochimica et Cosmochimica Acta 120, 417-446.
Единственным доказанным слоем, связанным с ударами, в осадочных толщах Испании является глинистый слой на границе К-Т (в Сумайе и Сопелане в регионе Бискайского залива, а также в Караваке, Агосте и Аламедилле в Бетических Кордильерах).
(Diaz-Martinez E. at al., 2002).

Кризисы биокальцификации/растворения, возможно, сыграли значительную роль в низкой распространенности биогенного кальцита в «ударном» слое морских К/Т-пограничных глин в Хёжерупе в Дании, Агосте и Караваке в Испании и Эль-Кефе в Тунисе (и в других частях мира).
(Premovic P.I., 2011).

Открытие более 30 лет назад в Губбио (Италия) и Каравака (Испания) слоев, обогащеннных высокой концентрацией иридия (Ir) и других элементов платиновой группы (PGE) до четырех порядков величины (Максимум Ir = 0,10–87 нг/г) по сравнению со средними фоновыми уровнями континентальной коры, остается одним из важнейших открытий в науках о Земле.
(Goderis et al., 2013).


(Diaz-Martinez E. at al., 2002).


Обзор статей (из РЖ ВИНИТИ "Геология и геофизика"):

По существующим представлениям в конце мелового периода на Землю упал один или несколько обломков астероида Баптистина, происходящего из внутренней части Пояса Астероидов и расколовшегося там около 160 млн лет назад. В насточщее время можно допускать, что его предполагаемые обломки падали на Землю в разное время - в позднем маастрихте, на рубеже мела-палеогена и раннем палеоцене. Следы падения самого крупного из них, зафиксированные на рубеже мела и палеогена в кратере Чиксулуб (Мексика), трассируются далеко за его пределами в виде горизонта черной глины мощностью 1-3 см с высокими концентрациями Ir, измененными "стеклянными" шариками, ударным кварцем и зернами Ni-шпинели. Именно с этим импактным событием и совпадает вымирание на Земле многих групп организмов. К эталонным и наиболее изученным разрезам, находящимся за пределами кратера Чиксулуб, в которых точно зафиксирован возраст и следы падения обломка этого метеорита обычно относят разрезы Губбио (Италия), Стевенс-Клинт (Дания), Каравака-Агоста (Испания) и Гамс (Австрия). Из перечисленных разрезов особенно хорошо изучены разрезы Стевенс-Клинт [3 10] и Гамс. В настоящей работе приводятся первые данные о выявленных в переходном слое черной глины (Fish Clay) разнообразных многочисленных металлческих частицах железа, меди, сплавов Fe-Ni, Fe-Ni-Co-Zn, Fe-Cr, магнетитовых и алюмосиликатных шариках небольшого диаметра, а также, зернах наноалмазов. Образцы из этого слоя собраны А. В. Дроновым (ГИН РАН) в разрезе Стевенс-Клинт (Дания) во время геологической экскурсии по проекту IGCP N 503 в 2009 г
(Корчагин О.А., Цельмович В.А., 2011).



На главную