1. Grachev Andrei F. (2009). The K/T boundary of Gams (Eastern Alps, Austria) and the nature of terminal Cretaceous mass extinction. Ber. Geol. Bundesanst, Vol.78, P. 16
  2. Корчагин О.А. , Цельмович В.А. (2011). Космические частицы (микрометеориты) и наносферы из пограничного слоя глины между мелом и палеогеном (К/Т) разреза Стевенс-Клинт, Дания. Докл. РАН, Vol.437, No.4, С. 520-525
  3. Цельмович В.А. (2012). О метеоритном происхождении самородных металлов в осадочных породах. Диагностика вулканогенных продуктов в осадочных толщах, Сыктывкар, С. 190-193

Спутниковая фотография района кратера из Google Earth.


Обзор статей (из РЖ ВИНИТИ "Геология и геофизика"):

Стратиграфический разрез Гамс характеризуется явственно выраженным переходным слоем на границе мела и палеогена, многие особенности которого были изучены впервые. Нижняя часть разреза заметно отличается от верхней высокой концентрацией As, Zn, Cu, Pb, Cr, Ir, Co, V, Ni. В верхней части переходного слоя содержание этих элементов значительно снижается. Отмечены 4 иридиевые аномалии: наиболее выраженная из них - на границе мела и палеогена, две - выше и одна - ниже границы. Обогащение иридием в этом пограничном слое не обязательно происходит за счет импакта, но может быть обязано плюмовому вулканизму. Иридиевые аномалии не уникальны и поэтому не могут быть маркерами этой границы. Нижняя часть переходного слоя имеет содержание смектита более 65%, постепенно снижающееся кверху, тогда как процент иллита увеличивается до 20%. Вариации концентрации редкоземельных элементов в разрезе Гамс незначительны. Изучение минералов в переходном слое объясняет распределение рассеянных элементов. Отмечены две различные популяции минералов, и, следовательно, две различные стадии в истории осадкообразования. Первая из них включает седиментацию в анаэробных условиях из-за распространения вулканических аэрозолей вследствие плюмового вулканизма. Условия резко изменились в течение формирования верхней части слоя. Парагенезис гексагональных полиморф алмаза (лонсдалеит) с чисто никелевыми сферулами свидетельствует о падении метеорита. Отношение {3}Не/{4}Не в разрезе изменяется снизу вверх, так что различие между нижней и верхней частями слоя составляет более 10 раз. Вариации {18}О и {13}С по вертикали разреза показывают заметный сдвиг к негативным значениям на границе мела и палеогена. Важно подчеркнуть, что минимальные значения этих величин отмечаются ниже горизонта, соответствующего импактному событию. Наиболее значительным фактом является отсутствие микрофауны в этом горизонте. Такие аномалии {18}О и {13}С в разрезе Гамс аналогичен изменениям, прослеженным везде. Распределение фораминифер в изученном разрезе показывает, что вымирание родов началось до формирования слоя J. Ухудшение условий могло быть связано с распространением мышьяка и других токсичных элементов, содержащихся в вулканических аэрозолях, что привело к отравлению этими токсичными минералами в условиях аноксии. Лишенный ископаемых слой (мертвая зона) отмечен в средней части переходного слоя, ниже появления импактного материала. Приведенные данные показывают, что имели место и вулканизм, и импакт, но изменение биоты произошло под действием вулканизма. Космическое тело упало только 500-800 лет спустя.
(Grachev Andrei F., 2009).

По существующим представлениям в конце мелового периода на Землю упал один или несколько обломков астероида Баптистина, происходящего из внутренней части Пояса Астероидов и расколовшегося там около 160 млн лет назад. В насточщее время можно допускать, что его предполагаемые обломки падали на Землю в разное время - в позднем маастрихте, на рубеже мела-палеогена и раннем палеоцене. Следы падения самого крупного из них, зафиксированные на рубеже мела и палеогена в кратере Чиксулуб (Мексика), трассируются далеко за его пределами в виде горизонта черной глины мощностью 1-3 см с высокими концентрациями Ir, измененными "стеклянными" шариками, ударным кварцем и зернами Ni-шпинели. Именно с этим импактным событием и совпадает вымирание на Земле многих групп организмов. К эталонным и наиболее изученным разрезам, находящимся за пределами кратера Чиксулуб, в которых точно зафиксирован возраст и следы падения обломка этого метеорита обычно относят разрезы Губбио (Италия), Стевенс-Клинт (Дания), Каравака-Агоста (Испания) и Гамс (Австрия). Из перечисленных разрезов особенно хорошо изучены разрезы Стевенс-Клинт [3 10] и Гамс. В настоящей работе приводятся первые данные о выявленных в переходном слое черной глины (Fish Clay) разнообразных многочисленных металлческих частицах железа, меди, сплавов Fe-Ni, Fe-Ni-Co-Zn, Fe-Cr, магнетитовых и алюмосиликатных шариках небольшого диаметра, а также, зернах наноалмазов. Образцы из этого слоя собраны А. В. Дроновым (ГИН РАН) в разрезе Стевенс-Клинт (Дания) во время геологической экскурсии по проекту IGCP N 503 в 2009 г
(Корчагин О.А., Цельмович В.А., 2011).

Самородные металлы в метеоритах и осадочных породах изучены в рамках проекта РФФИ, направленного на изучение магнитных микро- и наноминералов в озерных и морских осадках как индикаторов космических, геологических и техногенных процессов. Предпринятое изучение коллекции метеоритов из коллекции геологического музея им. Вернадского РАН (40 образцов) дало интересные результаты, позволившие найти критерии микрозондовой идентификации космического вещества в осадочных породах. Космические сферулы и самородные металлы многие авторы используют как индикаторы космических импактных событий. Известны многочисленные находки магнитных частиц (Fe, Ni) в осадочных породах, однако не всегда ясно, являются ли они космогенными или земными (теллурическими). Часто высказывается версия в пользу вулканического или, для современных осадков, антропогенного происхождения частиц Fe. Поэтому важно иметь морфологические индикаторы того процесса, в результате которого возникли частицы самородного Fe. Найденные критерии могут быть применены к идентификации объектов, происхождение которых неизвестно или только предположительно (тектитов, астроблем). При изучении осадков и осадочных пород (микрозонд "Tescan Vega II") автор часто отмечал наличие специфической чешуйчатой морфологии частиц металлов Fe, FeNi, Co, Cr, FeCr. Такие структуры были обнаружены: 1) в метеоритах; 2) в современных озерных осадках оз. Плещеево (Ярославская обл.) и оз. Б. Ложка (Новосибирская обл.); 3) в материале из кратера Чиксулуб (Мексика); 4) в зювитах Карской астроблемы; 5) в палеозойских вулканитах Дальнего Востока; 6) в образцах с границы К/Т (Гамс, Стевенс-Клинт); 7) в образце из силурийско-нижнедевонского разреза Подолии девонского возраста (411 млн лет); 8) в образце из Армении (Кафан, 158 млн лет, туфы, обожженные контакты); 9) в тектитах нижегородского падения и канскитах; 10) в образце Тунгусского "метеорита". Чешуйчатая микроструктура была отмечена не только в самородном Fe, но и в сплавах Fe и Ni (камасита и тэнита), в частицах металлов - чистого Ni и Co. Чешуйчатая микроструктура отмечалась и в сплавах Fe с Cr, в частицах самородного Cr, в сплавах FeCuSn. Находки металлических частиц с чешуйчатой микроструктурой наряду с другими минералами космического происхождения (алмаз, муассанит, корунд) дают возможность отнести их к космическим минералам.
(Цельмович В.А., 2012).



На главную