1. Рябов В.В. (2015). Источники флюидов в траппах и рудах Сибирской платформы / Флюидный режим эндогенных процессов континентальной литосферы. - Иркутск, 2015. - С. 156-158.
  2. Liu Y.-G., Schmitt R.A. (1992). Permian/triassic boundary, Carnic Alps Austria, revisited; correlations with Ce anomalies, d(13)C, and Siberian trap flood basalts, 1, 2. Lunar and Planet. Sci. Vol. 23. Abstr. Pap. 23rd Lunar and Planet. Sci. Conf., March 16-20, 1992. Pt 2, Houston (Tex.), P. 789, 791
  3. Сообщение Тэрри Вестерман от 17.04.2013.

См. также структуры Тунгуссо-Байкальская, Большая Куонамки, Западно-Прибайкальская (Ангарский нуклеар).


Спутниковая фотография района кратера из Google Earth


Сибирский кратон на карте "Космогеологических объектов России" (Брюханов А.Н. и др., КРФГИН "Геокарт", 1995).
Во врезке - схема Сибирского кратона из А.А. Степашко, 2013.

(По предположению И.И. Калинникова галактическая комета своими отдельными телами в районе кратона кумулятивно внедрилась на глубину 200 км и образовала высокотемпературную мантийную линзу, насыщенную космгенными микроалмазами. Процесс сопровождался трапповыми излияниями лав с алмазными включениями, выросшими при остывании расплава. Охлаждение сопровождалось усадкой объема, которая породила рост больших трещин по периферии линзы и мегаблоков фундамента кратона.)


Обзор статей (из РЖ ВИНИТИ "Геология и геофизика"):

Сильное увеличение Ca(A)* от 0,06 на границе мела и палеогена до 0,22+-0,1 спустя ~1,2 млн лет после границы мел-палеогена, зарегистрированное в карбонатах поднятия Шатского, отнесено за счет падения рН в Тихом океане из-за выделения СО(2) и SO(2) в атмосферу во время извержения траппов Декана. Сибирские траппы имеют возраст 248,4+-2,4 млн лет, совпадающий с вымиранием организмов на границе перми и триаса 251,2+-3,4 млн. л. н. Извержения и Сибирских, и траппов Декана охватывают мел-палеогеновую и пермско-триасовую границы. Вероятно, есть связь между амплитудами колебания Се(А)*, падениями 'дельта'(13)С и вулканизмом на границе перми и триаса.
(Liu Y.-G., Schmitt R.A., 1992).

дной из основных проблем происхождения расслоенных трапповых интрузий и связанных с ними сульфидных Pt-Cu-Ni месторождений на Сибирской платформе является флюидный режим рудно-магматических систем. Существуют представления, что летучие компоненты были растворены в магматических расплавах, что они являются трансмагматическими, связанными с плюмами, или имеют коровое происхождение. Наиболее вероятный источник летучих компонентов - осадочные породы платформенного чехла, которые содержат целый спектр летучих компонентов, основными среди которых являются CH[4], Cl, F, S. Ключевым вопросом в проблеме происхождения сульфидных руд является источник огромного объема серы и ее тяжелый изотопный состав в сульфидах. Известно, что большинство сульфидных месторождений мира имеют изотопный состав серы ('дельта'{34}S), близкий к метеоритному стандарту. Сульфиды норильских месторождений-гигантов обогащены тяжелым изотопом {34}S в среднем до 8-11%%, а в рудах интрузий курейского комплекса, по нашим данным, 'дельта'{34}S 17.8%% (ср. из 13 ан.). В связи с этим предполагается, что источником серы сульфидов норильских месторождения являлась сульфатная сера эвапоритов, которая имеет изотопный состав серы 'дельта'{34}S 22-24%%. Она была ассимилирована базальтовым расплавом, восстановлена углем либо самим расплавом и гомогенизирована с ювенильной сульфидной серой. Нам представляется, что ассимиляция ангидритов расплавом не происходила, а восстановление сульфатной серы осуществлялось в процессе абиогенной сульфатредукции в соответствии с реакций Энглера-Геффера: CaSO[4]+CH[4]'-'CaS+2H[2]O+CO[2], CaS+CO[2]+H[2]O'-'CaCO[3]+H[2]S
(Рябов В.В., 2015).



На главную