1. Зоткин И.Т., Дабижа А.И. (1982). Эволюция метеоритного кратера как процесс случайных перемещений.. Метеоритика, Issue 40, с. 82-90
  2. Фельдман В.И. (1987). Каталог астроблем и метеоритных кратеров Земли. Метеоритика, Issue 46, с. 154-171
  3. Алексеев А.С. и др. (1991). Оценки частоты падения небесных тел на Землю, исследование возможности заблаговременного их обнаружения и изменения траекторий. Отчёт по НИР, АН СССР ВЦ, Новосибирск , 128 с.
  4. Хазанович-Вульф К.К. (2011). Астероиды, кимберлиты, астроблемы. , Санкт-Петербург, 192 с.
  5. Graham, Bevan and Hutchison (1985). Catalogue of Meteorites. 4th Edition
  6. Engelhardt W.v., Pohl J., Walzebuck J. (1985). Araguainha Impact structure, Mato Grosso, Brazil . Meteoritics, Vol.20, No.4, P. 640
  7. Ostertag R., Stoffler D., Engelhardt W.V. (1985). Comparative study of impact craters with layered targets. Meteoritics, Vol.20, No.4, P. 720-721
  8. Grieve R.A.F. (1987). Terrestrial impact structures. Ann.Rev.Earth Planet.Sci., Vol.15, p. 245-270
  9. (1988). Astronauts guide to terrestrial impact craters.. Space Shuttle Earth Observation Project, Lunar and Planetary Institute (March 1988).
  10. Buhl Dieter, Deutsch Alexander, Langenhorst Falko (1990). On the significance of ages for impact melts: New Rb-Sr and Sm-Nd data for Dellen (Sweden) and Araguainha (Brazil). Meteoritics, Vol.25, No.4, P. 352
  11. Engelhardt W.V., Matthal St., Walzebuck J. (1991). Araguainha impact structure, Brazil: shocked rocks of the central uplift . Lunar and Planet. Sci. Vol. 22. Abstr. Pap. 22nd Lunar and Platen. Sci. Conf., March 18-22, 1991. Pt 1, Houston (Tex.), P. 351-352.
  12. Martinez I., Scharer U., Deutsch A. (1991). Determination of shock-wave peak pressure and Rb-Sr isotope systematics in a granite from the Araguainha impact crater (Brasil). Lunar and Planet. Sci. Abstr. Pap. 22nd Lunar and Planet. Sci. Conf., March 18-22, 1991 - Vol. 22, Houston (Tex.), P. 857-858
  13. Bischoff L., Brockmeyer P., Jenchen U., Swietlik R.-M. (1992). Structural aspects of the Araguainha impact structure (Brazil). Pap. Present. Int. Conf. Large Meteorite Impacts and Planet. Evol., Sudbury, Aug. 31 - Sept. 2, 1992, Houston (Tex.), 1992, P. 6.
  14. Masero W., Schnegg P.-A., Fontes S.L. (1994). A magnetotelluric investigation of the Araguainha impact structure in Mato Grosso-Goias, central Brazil . Geophys. J. Int., Vol.116, No.2, P. 366-376
  15. Hodge, Paul W., (1994). Meteorite craters and impact structures of the Earth. Cambridge University Press , 122 рр.
  16. Zvonaric S. (1996). Hollow central uplift of the crater - submarine impact indicator? . Role Impact Process. Geol. and Biol. Evol. Planet Earth: Int. Workshop, Postojna, Sept. 27 - Oct. 2, 1996: Abstr. Geol. West Sloven. Field Guide , Ljubljana, P. 102-103
  17. Masero W., Fischer G, Schnegg P.- A. (1997). Electrical conductivity and crustal deformation from magnetotelluric results in the region of the Araguainha impact, Brazil . Phys. Earth and Planet. Inter., Vol.101, No.3, P. 271-289
  18. Hachiro J. (2000). Four impact cratering on the Parana sedimentary Basin (South America). The 31st International Geological Congress, Rio de Janeiro, Aug. 6-17, 2000. - Rio de Janeiro: Geol. Surv. Braz., P. 6424
  19. Burba G.G. (1997). Ecosystem-structure analysis applied to indication and study of earth astroblemes. LPI Contrib., No.922, P. 7
  20. Hippertt J., Lana C. (1998). Aerial crystallization of hematite in impact bombs from the Araguainha astrobleme, Mato Grosso, central Brazil . Meteorit. and Planet. Sci., Vol.33, No.4, 1303-1309
  21. Lana C., Hippertt J. (1999). Dynamic sculpturing and segregation by mass in ejecta bombs from the Araguainha astrobleme, Central Brazil . Meteorit. and Planet. Sci. , Vol.34, No.4, P. 71-72
  22. Castelo Branco R.M.G. (2000). Some evidences on northeast Brazilian impact structures (astroblemes). The 31st International Geological Congress, Rio de Janeiro, Aug. 6-17, 2000, Rio de Janeiro: Geol. Surv. Braz., P. 4479
  23. Collinson D.W., Lana C., Hippertt J. (2000). Magnetic properties of hematite impact bombs and associated ironstones from the Araguainha astrobleme, Central Brazil . Meteorit. and Planet. Sci., Vol.35, No.5, P. 44
  24. Calvin J. Hamilton (2001). Terrestrial Impact Crater Structures.
  25. Schnegg Pierre-Andre, Fontes S.L. (2002). Feasibility study of the geoelectric structure of the Araguainha impact, Brazil. Earth, Planets and Space , Vol.54, No.5, P. 597-606
  26. Lana Cristiano, Romano Rafael, Reimold Uwe, Hippertt Joao (2006). Collapse of large complex impact craters: Implications from the Araguainha impact structure, central Brazil . Geology, Vol.34, No.1, P. 9-12
  27. Osinski Gordon R. (2006). The geological record of meteorite impacts. 40th ESLAB First International Conference on Impact Cratering in the Solar System, 8-12 May 2006., Noordwijk,The Netherlands
  28. Jarmo Moilanen (2009). Impact Structures of the World.
  29. Hippertt, J.P.; Lana, C.; Weinberg, R.F.; Tohver, E.; Schmieder, M.; Scholz, R.; Goncalves, L.; Hippertt, J.F. (2014). Liquefaction of sedimentary rocks during impact crater development . Earth and Planet. Sci. Lett., Vol.408, P. 285-295
  30. Другие ссылки из РЖ `ГЕОЛОГИЯ И ГЕОФИЗИКА`


Спутниковая фотография структуры из Google Earth.

Кратер Арагуайна с центральным пиком. Фотография из Google Earth.

Центральная горка структуры. Фотография из Google Earth.


Аномалии силы тяжести в районе кратера (получено по данным GLOBAL MARINE GRAVITY V18.1 средствами системы ENDDB).


Обзор статей (из РЖ ВИНИТИ "Геология и геофизика"):

Центральная горка этой структуры (D 40 км) состоит из кольца приподнятых блоков песчаников (D 9 км) вокруг бассейна (4,5*3,0 км), заполненного гранитами и импактитами. По результатам петрографического и хим. изучения выделено 4 литологических комплекса: 1) граниты в бассейне, ударно преобразованные при 20-25 ГПа и пронизанные красными дайками того же материала; 2) ударные брекчии с расплавной матрицей, перекрывающие граниты в центре и образующие некоторые холмы кольца; хим. идентичны гранитам и содержат класты измененных гранитов в гранитной же расплавной матрице, перекристаллизованной при >700' С; 3) несортированные и нестратифицированные полимиктовые ударные брекчии, образующие многие холмы кольца и состоящие из нижнего и верхнего комплексов; нижний включает обломки песчаников, гранитов, гранитного ударного расплава, измененные в две последовательные стадии: обмен К и Nа с удалением Rb и замещение полевого шпата кварцем; верхний комплекс содержит конуса сотрясения и обломки песчаников в разной степени ударной преобразованности (как и в верхнем комплексе): 4) мономиктовые ударные брекчии из песчаников от ударно непреобразованных до ударно расплавленных. Описываются стадии ударного преобразования структуры и делается вывод об образовании ее в морских подводных условиях.
(Engelhardt W.V., Matthal St., Walzebuck J., 1991).

Для оценки влияния ударных волн на минералы и изотопную систематику, изучены образцы сильно брекчированного щелочного гранита из кратера Araguainha, в которых хорошо различимы зерна отдельных минералов, кварц имеет планарную структуру, плагиоклаз трещиноватый, в К-полевом шпате видна мозаичная структура. Эти особенности минералов соответствуют ударному давления <=40 ГПа. Для более точной оценки давления измерены коэффициенты преломления в зернах кварца и полевого шпата. По зернам кварца P=27+-1 ГПа, альбита P <=32 ГПа. По Rb-Sr изохронам, построенным для импактного расплава и для ударенного гранита, полученные возрасты соответственно равны 243+-19 и 449+-9 млн. лет. Возможно возраст гранита датирует первичное закрытие Rb-Sr системы в процессе затвердевания магмы. Из данных следует весьма ограниченное фракционирование Rb и Sr при P ~27 ГПа, несмотря на достаточно сильные нарушения кристаллической решетки отдельных минералов.
(Martinez I., Scharer U., Deutsch A., 1991)

Кратко информируется о результатах двухмесячных полевых работ на этом кратере возрастом 243 млн. лет диаметром 40 км. Центр. часть структуры (диаметром 6-6,5 км) состоит из кольца крутых холмов, представляющих собой приподнятые блоки девонских песчаников и окружающих центр. депрессию шириной 2,5-3 км. В центре депрессии - выход приподнятых гранитов фундамента, внешние части гранитного массива перекрыты полимиктовыми зювитовыми брекчиями, образующими второе кольцо холмов. Граниты (ударная стадия I), сверху оплавлены in situ залежью ударного расплава, ныне эродированного и прослеживаемого в остатках лишь местами. Концентрические сбросы и складки омолаживаются от центра структуры к ее краям. Комбинация центр. поднятия и периферической системы грабенов придает структуре куполообразный облик. Но фактически большинство контактов имеют тектоническую природу, так что каждое кольцо состоит из тектонических блоков. Напластование в этих блоках имеет крутое падение в центр. кольце, но умеренное до слабого - во внешних частях структуры.
(Bischoff L., Brockmeyer P., Jenchen U., Swietlik R.-M., 1992).

25 магнитотеллурических зондирований выполнены на импактной (ударной) структуре Арагуаинья (центр. Бразилия) по пяти расходящимся радиальным направлениям относительно центра кратера. Магнитотеллурические измерения в частотном диапазоне от 1000 до 1 Гц дали одномерное представление о разрезе. На больших частотах отмечаются сильная анизотропия и уменьшающиеся сопротивления. Дается основная геол. характеристика изучаемой структуры. Осуществлено одномерное моделирование магнитотеллурических характеристик применительно к геол. условиям структуры Арагуаинья. Данные моделирования использовались при интерпретации кривых МТЗ, что позволило уточнить строение всей вулканической зоны. Приводятся соответствующие кривые с результатами интерпретации.
(Masero W., Schnegg P.-A., Fontes S.L., 1994).

Обоснование гипотезы об углублении в центр. поднятии кратера как индикаторе подводного удара. Рассмотренная модель образования углубления в центр. поднятии кратеров базируется на динамике распространения цунами после затопления кратера водой и выбросе газовых и водных струй. Взаимное действие цунами и ударного взрывного гейзера как бы вывинчивает вертикальную часть поднятия. Последующие процессы постепенно уничтожают центр. поднятие подводных кратеров. Из 150 наиболее эродированных ударных структур Земли только несколько имеют отношение размера внутреннего кольца к внешнему в интервале от 1:4 до 1:6. Примерами подводных кратеров являются структуры Сьерра-де-Кангала с возрастом 220 млн лет и купол Арагуипа с возрастом ~250 млн. лет. Кратеры с аналогичной структурой отсутствуют на др. телах Солнечной системы
(Zvonaric S., 1996).

Локализация и изучение астроблем обычно осуществляется геол. методами, которые являются мало эффективными в тех случаях, когда астроблема перекрыта четвертичными и почвенными образованиями и/или маскируется лесной растительностью. Приведено описание методики экосистемно-структурных исследований астроблем на примере астроблемы Заманшин, Казахстан (диаметр 13 км, возраст 750 тыс лет). Показана большая эффективность этих исследований в условиях закрытости территории. Полученные результаты были сравнены с результатами исследования др. астроблем (Попигайской, Арагуинья и др.). Отмечена необходимость применения разработанной методики (вместе с геол. и геофиз. методами) для изучения астроблем независимо от различий в размерах и возрасте астроблем, климата и растительности р-на и др. характеристик.
(Burba G.G., 1997).

Выполнены МТ зондирования и проведен анализ МТ данных с целью изучения глубинной структуры больших метеоритных кратеров. Построенные функции МТ откликов на коротких периодах от 0.001 до 1 сек показывают их одномерное поведение. Иная картина на более длинных периодах. На периодах между 1 и 10 сек наблюдается расщепление амплитудно-фазовых кривых разных поляризаций. Результаты двумерного и трехмерного моделирования указывают на присутствие тела в форме диска в пределах слоя проводимости до 5000 Ом. Сопротивление тела, изменяющегося от 20 до 500 Ом, лежит значительно ниже верхней коры. Утверждается, что аномалия вызвана метеоритным ударом, который достиг глубины от 3 до 7 км, при горизонтальном размере кратера ~16 км. Анализ длинно-периодных данных (T>10 сек) показал неоднородность в нижней части коры с увеличенной проводимостью на глубинах между 15 и 30 км, которая не относится к метеоритному удару. Это, скорее всего, типичная особенность структуры рассматриваемого региона.
(Masero W., Fischer G, Schnegg P.- A. // Phys. Earth and Planet. Inter. - 1997)

В центр. части астроблемы Арагуаинья диаметром до 8 км, выявлены вулканические бомбы, слагаемые в основном гематитом и кварцем. Бомбы имеют преимущественно конусообразную форму, причем в передней (заостренной) их части гематит представлен пористыми, а в хвостовой - массивными разностями. В бомбах выявлены повышенные (по сравнению с содержаниями во вмещающих астроблему породах) концентрации родия (*4), палладия (*5) и платины (*30) и некоторых др. элементов группы платины, что свидетельствует о привносе этих хим. элементов импактным телом. Приведено детальное описание бомб, из которого следует, что их вещество и, в частности, гематит раскристаллизовывалось во время их переноса по воздуху в результате импактного взрыва.

Наблюдения с помощью оптической и сканирующей электронной микроскопии (SEM) гематитовых импактных бомб из астроблемы Araguinha в центральной Бразилии обнаруживают аэродинамически устойчивую микроструктуру, которая, как интерпретируется, отражает аэральную кристаллизацию сверхскоростных расплавленных глобул, образованных из Fe-богатых осадочных пород мишени. Бомбы состоят из агрегата преимущественно ориентированных конических единиц с различными степенями уплотнения, вызывая рост пористых и массивных гематитовых разновидностей. Эти разновидности обычно занимают переднюю и заднюю стороны бомб, соответственно. Кварцевые фрагменты с признаками плоскостных деформаций свойственны пористым доменам и представляют эжектированные твердые частицы, захваченные бомбами в течение охлаждения. Отсутствие типичных искривленных видов в этих бомбах отражает отсутствие собственного вращения в течение их баллистической траектории. Бомбы обогащены Rh (4x); Ru, Ir, Pd (5x); Pt (>30x) по сравнению с местным уровнем мишенных отложений. Этот факт предполагает присутствие образованного снарядом компонента в их составе. Отдельные составные оксидные бомбы (чистый гематит и чистый кремнезем) преобладают в этом местонахождении, свидетельствуя о функционировании механизма сегрегации в эжектированных объемах расплавов
(Hippertt J., Lana C., 1998).

Сообщение об обнаружении и параметрах новых астроблем на северо-востоке Бразилии, крупнейшими из которых являются Araguainha (диаметр 40 км), Cangaiha (12 км), Colon (3 км), Riachao (4 км), S. M. Tapuio (25 км), S. Marta (12 км) Vargeao (12 км). Также обнаружены структуры Picos, B. Jesus, S. P. Crentes, A. Turiaqu, A. Araguaia, E. Martins и Bandeira. По морфологическим, петрологическим и структурным аспектам Araguainha, Cangaiha, S. M. Tapuio и S. Marta отнесены к меторитным кратерам
(Castelo Branco R.M.G., 2000).

Пересмотрены результаты зондирования, опубликованные несколько лет назад, для территории Арагуайна кратера в Бразилии. При тщательном отборе измеренных данных получены радиально симметричные вектора индукции. Эта симметрия учитывается при моделировании. Как результат, получено улучшенное разрешение радиального распределения глубин до основания кратера
(Schnegg Pierre-Andre, Fontes S.L., 2002).

Обрушение большого комплекса ударных кратеров. Пример изучения ударной структуры Арагуайна, Центральная Бразилия.
(Lana Cristiano, Romano Rafael, Reimold Uwe, Hippertt Joao, 2006).

Impact crater development on every planetary body requires catastrophic movement of large volumes of crustal rocks. The process produces well-known features such as brecciation and frictional melting, but a mechanism that explains how rocks accommodate the strain during the cratering flow remains unclear. Here, we investigate target rocks from the Araguainha (Арагуайна) impact crater (central Brazil) that typify what happens to a consolidated, fluid-saturated sedimentary rock at 2 km below the surface prior to the impact event. Sandstone units record a pattern of chaotic large-scale folds and pervasive microscopic (grain-to-grain) brecciation that result from rock strength degradation triggered by the impact. Field mapping and extensive textural observations indicate that these sandstones experienced initial microstructural damage from the shock wave and that this process may have weakened grain-to-grain bonds and started the process of pervasive microbrecciation. Accompanying heating and decompression lead to vaporization and expansion of fluids in the sandstone pores, magnifying the process of brecciation by effectively liquefying the rock mass and allowing for chaotic folding (at a range of scales up to blocks 100 m in length) in the central uplift. This is a vaporization-assisted microbrecciation, and it may have inhibited the formation of pseudotachylites, because energy was dissipated by pervasive microcracking, vaporization of pore fluids, and large scale chaotic folding, rather than localized displacement on brittle faults and frictional heating. We suggest that impact liquefaction of sedimentary rocks depends on whether the presence of pore-fluids and related micro-brecciation are sufficient to dissipate most of the impact energy
(Hippertt, J.P.; Lana, C.; Weinberg, R.F.; Tohver, E.; Schmieder, M.; Scholz, R.; Goncalves, L.; Hippertt, J.F., 2014).



На главную