1. Вальтер А.А., Гуров Е.П. (1979). Установленная и предполагаемая распространённость взрывных метеоритных кратеров на Земле и их сохранность на Украинском щите.. Метеоритные структуры на поверхности планет, М.: Наука, с. 126-148
  2. Фельдман В.И. (1987). Каталог астроблем и метеоритных кратеров Земли. Метеоритика, Issue 46, с. 154-171
  3. Хрянина Л.П. (1987). Метеоритные кратеры на Земле.. , Л.: Недра
  4. Алексеев А.С. и др. (1991). Оценки частоты падения небесных тел на Землю, исследование возможности заблаговременного их обнаружения и изменения траекторий. Отчёт по НИР, АН СССР ВЦ, Новосибирск , 128 с.
  5. Мальков Б.А., Филиппов В.Н.; Куратов В.В. (2014). Au-Pd геотермометр для импактных риолитов "малдынитов" хр. Малдынырд . Проблемы и перспективы современной минералогии, Юшкинские чтения, Сыктывкар, 2014, С. 22-23
  6. Graham, Bevan and Hutchison (1985). Catalogue of Meteorites. 4th Edition
  7. Grieve R.A.F. (1987). Terrestrial impact structures. Ann.Rev.Earth Planet.Sci., Vol.15, p. 245-270
  8. (1988). Astronauts guide to terrestrial impact craters.. Space Shuttle Earth Observation Project, Lunar and Planetary Institute (March 1988).
  9. Buhl Dieter, Deutsch Alexander, Langenhorst Falko (1990). On the significance of ages for impact melts: New Rb-Sr and Sm-Nd data for Dellen (Sweden) and Araguainha (Brazil). Meteoritics, Vol.25, No.4, P. 352
  10. Muller Norbert, Hartung Jack B., Jessberger Elmar K., Reimold Wolf U. (1990). ('40)Ar-('39)Ar ages of Dellen, Janisjarvi, and Saaksjarvi impact craters. Meteoritics, Vol.25, No.1, P. 1-10
  11. Hodge, Paul W., (1994). Meteorite craters and impact structures of the Earth. Cambridge University Press , 122 рр.
  12. Schmidt G., Palme H., Kratz K.-L. (1995). The fractionation of Os, Re, Ir, Ru, Rh, Pd and Au in impact melts from european impact craters (Saaksjarvi, Mien and Dellen) and the determination of the meteoritic components . Lunar and Planet. Sc., Vol.26, P. 1237
  13. Henkel H. (1996). Rheologic hysteresis of large impact structures as seen in reflection seismic and electric resistivity data. Meteorit. and Planet. Sci. , Vol.31, P. A58
  14. Schmidt Gerhard, Palme Herbert, Kratz Karl-Ludwig (1997). Highly siderophile elements (Re, Os, Ir, Ru, Rh, Pd, Au) in impact melts from three European impact craters (Saaksjarvi. Mien, and Dellen): Clues to the nature of the impacting bodies. Geochim. et cosmochim. acta , Vol.61, No.14, 2977-2987
  15. Osinski Gordon R. (2006). The geological record of meteorite impacts. 40th ESLAB First International Conference on Impact Cratering in the Solar System, 8-12 May 2006., Noordwijk,The Netherlands
  16. Jarmo Moilanen (2009). Impact Structures of the World.


Спутниковая фотография структуры из Google Earth.


Аномалии силы тяжести в районе кратера (получено по данным GLOBAL MARINE GRAVITY V18.1 средствами системы ENDDB).


Обзор статей (из РЖ ВИНИТИ "Геология и геофизика"):

('40)Ar-('39)Ar-методом определены возрасты трех образцов валовых расплавных пород, образованных в ударных событиях, сформировавших кратеры на Балтийском щите - Деллен, Енишарви и Сеэкшерви. Для образца Деллен получен возраст плато 109,6+-1,0 млн лет. Спектр величин возрастов обнаруживает небольшую (7%) потерю радиогенного ('40)Ar из низкотемпературных фракций. Для образцов Енишарви и Сеэкшерви получены по изохронам величины возрастов 698+-22 и 560+-12 млн лет соответственно. Применение метода лазерного обезгаживания подтверждают данные для образца Сеэкшерви. Для обоих образцов характерно присутствие избытка ('40)Ar в низкотемпературных фракциях, который коррелирует с концентрациями К в образце Сеэкшерви. Скорость образования кратеров на Балтийском щите по данным для 6 кратеров составляет (0,3+-0,2)*10('-14) кратеров на 1 км('2) в год для кратеров >~20 км. Эта величина согласуется с прежними оценками.
(Muller Norbert, Hartung Jack B., Jessberger Elmar K., Reimold Wolf U., 1990).

Методом ИНАА анализировались аликвоты 22 обр. весом ок. 10 г каждый, специально отобранных по отсутствию признаков вторичного изменения. Результаты в численной форме не сообщаются. Получено, что ударные расплавы кратера Сааксъярви сильно обогащены этими элементами платиновой группы (ЭПГ). Относительно хондритов CI заметного фракционирования не наблюдается (отношение (3-9)*0,001). Предложенные ранее в качестве метеоритной компоненты палласиты отвергаются из-за их более высокого отношения Pd/Ir. Ударные расплавы кратеров Мьен и Деллен умеренно обогащены ЭПГ. Содержания их относительно CI - от 0,0003 до 0,001, спектры - плоские, что наводит на мысть о контаминации материалом типа углистых хондритов. Обр. из всех кратеров имеют низкое отношение Os/ЭПГ относительно хондритового. Ударное фракционирование Os связывается с возможной потерей его в окислительных условиях в виде OsO[4].
(Schmidt G., Palme H., Kratz K.-L., 1995).

Результаты определения электропроводности и сейсмических исследований ударной структуры Сильян и тектонической Деллен. Установлено, что тектонически и ударно-индуцированные изменения пористости пород в результате брекчирования имеют одинаковые амплитуды, но различаются формой пространственного распределения: кольцеобразная - для ударных процессов и в виде линеаментов - для тектонических. Слабо или умеренно брекчированные породы, неотличимые макроскопически от неизмененных, можно диагностировать по электропроводности. Этот метод позволяет оценивать и протяженность ударнобрекчированных пород. Обнаруженное в структуре Сильян проникновение хрупкой деформации в область пластичной (электрические+сейсмические данные) свидетельствует о ретроградном возвращении условий, требуемых для хрупкой деформации, при изменении основания кратера образованным расплавом. Реологический гистерезис четко наблюдается в породах, имеющих хрупкие разрывы и конусы дробления
(Henkel H., 1996).

Обсуждение данных по содержанию сидерофилов Re, Os, Ir, Ru, Pd, Au в образцах расплавов из ударных кратеров Сааксъярви (Финляндия), Мьен и Деллен (Швеция). Образцы кратера Сааксъярви сильно обогащены сидерофилами относительно их содержания в верхней коре Земли. Примесь метеоритного компонента (CI-хондрит) в породах кратера достигает 0,5%, тогда как в породах шведских кратеров - ~0,1%. Распределение платиноидов и золота в метеоритном веществе Сааксъярви подобно наблюдаемым для железных метеоритов магматических групп IIAB и IIIAB. Общее для всех образцов обеднение Os относительно Ir обусловлено потерей летучего OsO(,4) в ударном процессе. Оценено содержание сидерофильных элементов в верхней коре Балтийского щита: мгк/г, Os и Ir - 3*10('-5), Ru - 1,1*10('-3), Rh - 3,8*10('-4), Pd - 2*10('-3), Co - 8, Cr -37.
(Schmidt Gerhard, Palme Herbert, Kratz Karl-Ludwig, 1997)

Необычный минеральный и химический состав малдинских риолитов, их золотоносность и хромитоносность, очень высокая температура расплава не имеют аналогов среди известных эффузивных пород кислого ряда. Поэтому они (риолиты) заслуживают своего особого наименования - "малдиниты", подчеркивающего их геологическую и геохимическую уникальность, обусловленную их импактным происхождением. Таким же, как у "деленитов" риодацитового состава из астроблемы Деллен мезозойского возраста в центральной Швеции, обогащенных иридием, то есть, еще более редким и тугоплавким (~2447'С) элементом из группы платиноидов, являющимся важным индикатором участия космического вещества в импактных процессах. Иридий в зеленоватых, фукситизированных в разной степени, риолитах золоторудного месторождения также присутствует
(Мальков Б.А., Филиппов В.Н.; Куратов В.В., 2014).



На главную