1. Некрасов И.А. (1963). О происхождении котловины оз. Эльгыгытгын. Геология и геофизика, No.1, с. 47
  2. Зоткин И.Т., Цветков В.И. (1970). О поисках метеоритных кратеров на Земле. Астрономический вестник, No.1, Issue 4, С. 5-65
  3. Дабижа А.И., Федынский В.В. (1979). Геофизическая характеристика метеоритных кратеров. Метеоритные структуры на поверхности планет., М.:Наука, с. 99-116
  4. Вальтер А.А., Гуров Е.П. (1979). Установленная и предполагаемая распространённость взрывных метеоритных кратеров на Земле и их сохранность на Украинском щите.. Метеоритные структуры на поверхности планет, М.: Наука, с. 126-148
  5. Масайтис В.Л. и др. (1980). Геология астроблем.. Ленинград: Недра
  6. Гуров Е.П., Гурова Е.П. (1984). Щелочные элементы в импактитах метеоритных кратеров Эльгыгыттын и Болтышского . Космохимия и метеоритика. Материалы 6 Всес. симп., Киев, С. 205-211
  7. Капусткина И.Г., Колесов Г.М., Фельдман В.И. (1985). Контаминация импактитов астроблемы Эльгыгытгын метеоритным веществом . Докл. АН СССР , Vol.280, No.3, С. 755-758
  8. Капусткина И.Г., Колесов Г.М., Фельдман В.И. (1986). Геохимия некоторых элементов-примесей в импактитах астроблемы Эльгыгытгын . Косм. вещество. 7 Всес. симп., Миргород, 16-20 мая, 1983, Киев, С. 99-107
  9. Фельдман В.И. (1987). Каталог астроблем и метеоритных кратеров Земли. Метеоритика, Issue 46, с. 154-171
  10. Хрянина Л.П. (1987). Метеоритные кратеры на Земле.. , Л.: Недра
  11. Gurov E.P., Gurova E.P. (1987). Glassy bombs of the Elgygytgyn impact Crater, Chukotka . 2nd Int. Conf. Natur. Glasses, Prague, Sept. 21-23, 1987. Abstr., Prague, P. 26
  12. Капусткина И.Г., Фельдман В.И. (1988). Фракционирование метеоритного вещества в импактном процессе. Геохимия, No.11, С.1547-1557
  13. Черешнев И.А. (1989). Происхождение и эволюция гольцовых рыб древнего озера Эльгыгытгын. Перв. Верещаг. Байкал. междунар. конф., 2-7 окт., 1989: Тез. докл. и стенд. сообщ., Иркутск, С. 46-47
  14. Raikhlin A.I., Kirikov A.D., Kozlov V.S. (1989). Fe('3+) in impact glasses and tektites. Lunar and Planet. Sci. - Houston (Tex.), 1989. - Vol. 18: 18th Lunar and Planet. Sci. Conf., March 16-20, 1987: Abstr. Pap., P. 810-811
  15. Алексеев А.С. и др. (1991). Оценки частоты падения небесных тел на Землю, исследование возможности заблаговременного их обнаружения и изменения траекторий. Отчёт по НИР, АН СССР ВЦ, Новосибирск , 128 с.
  16. Песков Е.Г. (1991). Система планетарных поясов взрывных структур Сибири и Восточной Азии. Геодинам., структура и металлогения складч. сооруж. Юга Сибири: Тез. докл. Всес. совещ., Новосибирск, 13-15 авг., Новосибирск, С. 204-205
  17. Глушкова О.Ю. (1993). Геоморфология и история развития района озера Эльгыгытгын . РАН ДВО. Сев.-вост. комплекс. НИИ // Природа впадины озера Эльгыгытгын: (пробл. изуч. и охраны), Магадан, С. 26-48
  18. Белый В.Ф. (1993). Впадина озера Эльгыгытгын и некоторые, связанные с ней, геологические проблемы. РАН. ДВО // Природа впадины озера Эльгыгытгын (пробл. изуч. и охраны), Магадан, С. 10-25
  19. Глушкова О.Ю. (1993). Геоморфология и история развития района озера Эльгыгытгын . РАН ДВО. Сев.-вост. комплекс. НИИ // Природа впадины озера Эльгыгытгын: (пробл. изуч. и охраны), Магадан, С. 26-48
  20. Gurov E.P., Yamnichenko A.Yu. (1995). Morphology of rim of complex terrestrial craters . Lunar and Planet. Sci. Vol. 26. Abstr. Pap. 26th Lunar and Planet. Sci. Conf., March 13-17, 1995. Pt 1, Houston (Tex.), P. 533-534
  21. Gurov E.P., Gurova E.P. (1996). Glassy bombs of the Elgygytgyn impact crater. Meteorit. and Planet. Sci., Vol.31, P. A56
  22. Белый В.Ф. (1999). Впадина Эльгыгытгын - астроблема? (морфоструктурный аспект вопроса) . Колым. вести , No.6, С. 14-19
  23. Белый В.Ф. (2001). Структура и развитие впадины Эльгыгытгын (Анадырское плоскогорье). Геоморфология, No.1, С. 31-41
  24. Савва Н.Е., Смирнов В.Н., Глушкова О.Ю., Минюк П.С., Шарптон Б. (2001). Сферулы из метеоритного кратера Эльгыгытгын. Проблемы геологии и металлогении Северо-Востока Азии на рубеже тысячелетий, Магадан: Изд-во СВКНИИ ДВО РАН, 2001. - Т. 3 , С. 34-38
  25. Минюк П.С., Новачек Н.Р., Глушкова О.Ю., Смирнов В.Н., Бригхем-Гретте Дж., Меллес М., Черепанова М.В., Ложкин А.В., Андерсон (2003). Палеоклиматические данные оз. Эльгыгытгын, Северо-Восток России (комплексные исследования). Процессы постседиментационного намагничивания и характерные изменения магнитного поля и климата Земли в прошлом, Магадан: Изд-во СВКНИИ ДВО РАН, С. 91-135
  26. Глушкова О.Ю., Смирнов В.Н. (2004). Метеоритный кратер Эльгыгытгын и роль импактных структур в геоморфогенезе . Рельефообразующие процессы: теория, практика, методы исследования, Новосибирск, С. 82-84
  27. Д.Д. Бадюков (2005). МЕТЕОРИТНЫЕ КРАТЕРЫ НА ТЕРРИТОРИИ РОССИИ. ГЕОХИ РАН
  28. Gurov E.P., Koeberl C. (2006). El'gygytgyn impact structure at Chukotka (Russia), Abstr. Pap. 40th ESLAB / First International Conference on Impact Cratering in the Solar System, Noordwijk, Netherlands, 8-12 May 2006, p. 87
  29. Воловецкий М.В., Русаков В.С. (2006). Окислительное и структурное состояние атомов железа в тектитовых и импактитовых стеклах . Ежегодный семинар по экспериментальной минералогии, петрологии и геохимии (ЕСЭМПГ-2006), Москва, 18-19 апр., 2006, М., С. 14-15
  30. Белый В.Ф. (2010). Импактогенез впадины Эльгыгытгын как вулканическое явление (Северо-Восток России): 1. Геология и возраст импактитов. Вулканол. и сейсмол., No.1, С. 36-55
  31. Белый В.Ф. (2010). ИМПАКТОГЕНЕЗ ВПАДИНЫ ЭЛЬГЫГЫТГЫН КАК ВУЛКАНИЧЕСКОЕ ЯВЛЕНИЕ (СЕВЕРО-ВОСТОК РОССИИ). 2. О ПЕТРОГРАФИИ И ГЕОХИМИИ ИМПАКТИТОВ. Вулканол. и сейсмол., No.3, С. 3-18
  32. Сахно В.Г., Крымский Р.Ш., Глушкова О.Ю. (2011). Импактиты кратера Эльгыгытгын: изотопное датирование U - Pb(SHRIMP)- и Re - Os-методами. Особености их микро- и редкоземельного состава и изотопии {187}Os/{188}Os (центральная Чукотка, Россия). Докл. РАН, Vol.441, No.6, С. 780-787
  33. Федоров Г.Б., Швамборн Г., Морозова Е.А., Андреев А.А., Останин Н.Б., Ширрмайстер Л. (2011). Субаэральные четвертичные отложения кратера озера Эльгыгытгын (Чукотка). Квартер во всем его многообразии. Фундаментальные проблемы, итоги изучения и основные направления дальнейших исследований, Апатиты : ГИ КНЦ РАН. - (Л-Я), Т. 2., С. 288-290
  34. Андреев А.А., Меллес М., Веннрих Ф., Новачек Н.Р., Тарасов П.Е., Бригхем-Гретте Дж., Ложкин А.В., Минюк П.С. (2013). К стратиграфии неогена и квартера в восточном секторе Арктики: новые данные из озера Эльгыгытгын (Чукотка) // Общая стратиграфическая шкала России: состояние и перспективы обустройства. М., С. 376-378
  35. Фельдман В.И., Глазовская Л.И. (2018). Импактитогенез: учебное пособие. - М.: КДУ, - 151 с.
  36. Graham, Bevan and Hutchison (1985). Catalogue of Meteorites. 4th Edition
  37. Grieve R.A.F. (1987). Terrestrial impact structures. Ann.Rev.Earth Planet.Sci., Vol.15, p. 245-270
  38. (1988). Astronauts guide to terrestrial impact craters.. Space Shuttle Earth Observation Project, Lunar and Planetary Institute (March 1988).
  39. Hodge, Paul W., (1994). Meteorite craters and impact structures of the Earth. Cambridge University Press , 122 pp.
  40. Nolan Matt, Liston Glen, Prokein Peter, Brigham-Grette Julie, Sharpton Virgil L., Huntzinger Rachel (2003). Analysis of lake ice dynamics and morphology on Lake El'gygytgyn, NE Siberia, using synthetic aperture radar (SAR) and Landsat . J. Geophys. Res. D, Vol.108, No.2, P.ALT3/1-12
  41. Nowaczyk N.R., Minyuk P., Melles M., Brigham-Grette J., Glushkova O., Nolan M., Lozhkin A.V., Stetsenko T.V., Andersen P.э., (2002). Magnetostratigraphic results from impact crater Lake El'gygytgyn, northeastern Siberia: a 300 kyr long high-resolution terrestrial palaeoclimatic record from the Arctic . Geophys. J. Int., Vol.150, No.1, P. 109-126
  42. John G. Spray, Director PASSC (2005). Impact Structures listed by Name. Current total number of confirmed impact structures: 172 .
  43. Gurov E.P., Koeberl C. (2006). El'gygytgyn impact structure at Chukotka (Russia). Abstr. Pap. 40th ESLAB / First International Conference on Impact Cratering in the Solar System, Noordwijk, Netherlands, 8-12 May 2006, p. 87
  44. Osinski Gordon R. (2006). The geological record of meteorite impacts. 40th ESLAB First International Conference on Impact Cratering in the Solar System, 8-12 May 2006., Noordwijk,The Netherlands
  45. Jarmo Moilanen (2009). Impact Structures of the World.
  46. Juschus O.; Melles M.; Gebhardt A.C.; Niessen F. (2009). Late Quaternary mass movement events in Lake El'gygytgyn, North-eastern Siberia. Sedimentology, Vol.56, No.7, P.2155-2174
  47. Другие ссылки из РЖ `ГЕОЛОГИЯ И ГЕОФИЗИКА`

Специально обследован. Возможно, астроблема.
(Зоткин И.Т., Цветков В.И., 1970).

Озеро имеет правильную округлую форму с диаметром водного зеркала 15 км. Глубина его в центральной части - 169 м. Работами Е.П. Гурова и др. было установлено, что котловина озера является молодым взрывным импактным кратером и представляет собой наложенную на среднегорный рельеф изолированную впадину. Вокруг озера развиты полого залегающие толщи игнимбритов и пирокластических пород верхнего мела. Окружающее озеро кольцевое поднятие коренных пород с диаметром по гребню вала 18 км возвышается над уровнем моря на 200-400 м. Кратер претерпел значительные изменения в результате последующей деятельности ледников, которые разнесли основную часть выбросов. ГПП несет в себе черты тектонического, геоморфологического и гидрогеологического типов. cm.

Кратер Эльгыгытгын, самый молодой из крупных взрывных метеоритных кратеров (3,5 млн. лет), отчетливо выражен в рельефе благодаря цокольному валу, окружающему озеро глубиной 170 метров (рис. 18). В переводе с чукотского Эльгыгытгын означает "нетающее озеро", поскольку в некоторые годы в летнее время оно частично покрыто льдом. Впервые кратер был описан член-корреспондентом С.В. Обручевым, причем он отметил его разительное сходство с лунными кратерами, впрочем не имея ввиду его метеоритного происхождения. Депрессия имеет правильную округлую форму с диаметром по гребню вала 18 км, заполненную озером диаметром 15 км и глубиной 170 м. Кольцевой вал, обрамляющий озеро, возвышается над его уровнем на 200 - 300 м. Вал прорезается радиальными и концентрическими разрывными нарушениями, которые прослеживаются на расстоянии 15 км от вала.

Структура образована в вулканических породах позднемелового возраста - андезитах, игнимбритах и приокластических породах и, возможно в гнейсах кристаллического фундамента. Коренных выходов импактитов нет, однако в озерных террасах и в русле вытекающей из озера реки находятся перемытые бомбы импактного стекла с аэродинамическими формами и различные ударно-метаморфизованные эффузивные породы. В импактированных породах представлен широкий спектр эффектов ударного метаморфизма - диаплектовые стекла, планарные деформационные структуры, коэсит и стишовит. Расплавные импактные стекла незначительно обогащены сидерофильными элементами. Кратер был модифицирован в результате ледниковой деятельности, очевидно уничтожившей закратерные выбросы cm.


Изображение кратера Эльгыгытгын, спутник Landsat 7. полосы 3, 2, 1. На изображении отчетливо прослеживается вал, окружающий озеро. Кратер окружает слабо выраженная кольцевая структура диаметром около 30 км.



based on radar images of ice cover Nolan et al.(2003) suggested that central uplift centered within lake


bombs up to ca.15 cm in size - fresh impact glass

cm.


Обзор статей (из РЖ ВИНИТИ "Геология и геофизика"):

Реконструкция метеорита-ударника по частично переработанному (сферулы, прожилки) или находящемуся в состоянии геохим. рассеяния в импактитах метеоритному в-ву требует обязательного учета характера и степени фракционирования метеоритного в-ва в ударном процессе. В настоящее время можно говорить о четырех различных механизмах фракционирования: 1) абляции метеорита при движении в атмосфере; 2) селективном плавлении и испарении при ударе; 3) фракционировании при дегазации ударного расплава; 4) неоднородном распределении метеоритного в-ва по объему импактного расплава. Имеющиеся данные по астроблемам Метеор, Вабар, Хенбери, Рис, Рошшуар, Эльгыгытгын и др. позволяют оценить относит. значимость этих механизмов фракционирования и накладывают существенные ограничения на достоверность реконструкции метеорита-ударника.
(Капусткина И.Г., Фельдман В.И., 1988).

Ультраолиготрофное, высокогорное, древнее (~3,5 млн лет) оз. Эльгыгытгын расположено в метеоритном кратере в центре Чукотского нагорья; относится к бассейну р. Анадырь, в прошлом имело сток в арктические моря. Климат крайне суровый, ледовый покров полностью исчезает не каждый год.
(Черешнев И.А., 1989).

Методом электронного парамагнитного резонанса (ЭПР) изучалось положение Fe('3+) в структуре импактных стекол и тектитов. Абс. содержание Fe('3+) в стеклах определялось при сравнении спектров стекол со спектрами стандартов с известными содержаниями Fe('3+). Объектами изучения являлись ударные стекла из коптоклазитов Попигайской астроблемы, стекловатые бомбы из импактного кратера Эльгыгытгын, жаманшиниты и иргизиты из астроблемы Жаманшин, а также тектиты (индошиниты и молдавиты) и обсидианы. Обнаружено, что ЭПР-спектры закаленных стекол Попигайской астроблемы и тектитов близки. В этих стеклах содержится минимальное кол-во Fe('3+). В бомбах кратера Эльгыгытгын, иргизитах и жаманшинитах содержится самое большое кол-во структурного Fe('3+) и субмикроскопических магнетитовых выделений. ЭПР-спектры обсидианов указывают на высокое содержание в этих стеклах гематитовых выделений, отсутствующих в тектитах и импактных стеклах. Данные по ЭПР-спектроскопии подтверждаются ииследованиями с помощью мессбауровской спектроскопии. Особенности ЭПР-спектров разных стекол связаны с условиями возникновения последних.
(Raikhlin A.I., Kirikov A.D., Kozlov V.S., 1989).

Происхождение кольцевых взрывных структур, астроблем (Попигайская, Беенчиме-Салаатинская и др.) остается остро дискуссионным: являются ли они результатом падения крупных космических тел или продуктом взрыва земных газов? Решая этот вопрос, удалось обнаружить закономерное размещение структур на поверхности Земли, которые группируются в протяженные широтные пояса, а также вдоль поперечных к ним линейных зон. Система субпараллельных поясов выявлена в Сев. полушарии, где они с В. через Евразиатский материк трассируются на территорию Сев. Америки, образуя планетарные дуги с угловым размером до 270'. Зап. фланги поясов тупо оканчиваются на территории Канадского щита, который выступает как самостоятельная контролирующая зона с.-з. простирания. В пределах поясов намечается последовательное омоложение структур в определенных направлениях. Отрезки поясов, попадающие на акватории Атлантического и Тихого океанов, наследуют общий план их субширотных (трансформных) разломов. Наблюдаются одновозрастные взрывные структуры, расположенные на противоположных сторонах Земного шара и отделенные друг от друга почти на 180': Попигайская (Сибирь) - Мистастин (Канада), Эльтгыгытгын (Чукотка) - Босумтби (Гана), Лонар (Индия) - Аризонская (США) и др., которые характеризуются близкими размерами кратерных структур, что свидетельствует о соизмеримых объемах "взрывного заряда" данных пар. Полученные результаты свидетельствуют в пользу земного происхождения астроблем, вызванных взрывами ювенильных газов водород-углеводородного состава. Закономерное положение в широтных поясах заняли и Тунгусский и Сихотэ-Алинский кратеры, что заставляет сомневаться в их метеоритном происхождении
(Песков Е.Г., 1991).

Впадина оз. Эльгыгытгын находится в сев. части Анадырского плоскогорья на высоте около 500 м. Это уникальный геол. объект, происхождение которого (метеоритный кратер или неотектоническая структура обрушения, связанная с эндогенным импактогенезом) является предметом дискуссии. Описаны 6 главных местонахождений импактных пород в пределах впадины, а также их находки в разрезах речных террас. Обращено внимание на редкость находок импактных пород, что требует принятия специальных мер по их охране. Разновозрастность импактных пород в разных местонахождениях свидетельствует в пользу эндогенной природы импактогенеза.
(Белый В.Ф., 1993).

Изложены результаты полевых геоморфологических наблюдений, дешифрирования космических и аэрофотоснимков, морфометрического анализа рельефа, изучения коррелятных отложений в районе впадины оз. Эльгыгытгын. Выделены и описаны основные геоморфологические элементы строения впадины, образующие в целом радиально-концентрическую структуру. По данным спорово-пыльцевого анализа установлен сартанский возраст 9-м террасы озера. К Ю от озера, в верхнем течении р. Энымываам впервые установлено широкое распространение кор выветривания, развитых на различных по составу меловых породах и перекрытых в разных местах плиоценовыми и плейстоценовыми осадками. В плиоценовых отложениях селевого типа впервые обнаружен горизонт импактного материала, аналогичного найденному ранее на побережье озера. Показано, что впадина оз. Эльгыгытгын является наложенным образованием относительно морфоструктуры р-на. Ее возникновение обусловило особенности эрозионно-денудационной морфоскульптуры и привело к существенной перестройке гидросети на вост. склоне гор Академика Обручева. Геоморфологическая карта.
(Глушкова О.Ю., 1993).

Используя топокарту М 1:100 000 построены профили изменения высоты над поверхностью (от центра, шаг азимута 15 кольцеобразных структур Эльгыгытгын, п-ов Чукотка и Каракуль, С.-В. Памир. Вычислена высота структуры Эльгыгытгын на момент образования 230 м.
(Gurov E.P., Yamnichenko A.Yu., 1995).

Описываются морфология, структура и состав бомб, обнаруженных на внутренней и внешней частях борта озера. Форма бомб от каплеподобной до неправильной, размер от 1-2 до 12-15 см, вес от 5-10 до 1500 г, они черные и блестящие на свежих сколах, показатель преломления стекла 1,505+/-0,006, плотность 2,45+/-0,05 г/куб. см, по составу близки толще в 600 м пород мишени. В стеклах обнаружены редкие включения лешательерита и диаплектового кварца. На поверхности бомб - системы открытых трещин, образованных в результате остывания и затвердевания капель расплава при их транспорте в атмосфере после выброса. От 1 до 3 систем трещин соответствуют нескольким стадиям роста бомбы от поверхности к центру. Самые ранние трещины имеют глубину ок. 1-2 мм и ширину 1 мм, самые поздние - 5-7 мм глубины и 5 мм ширины для бомб диаметром ок. 10 см. Если объем открытых трещин (0,49-3,67% от объема бомбы) отвечает объему расплава, снижающемуся от начала затвердевания до его окончания, то по оценкам для 25 бомб спад объема в 3,67% соответствует температурному интервалу ок. 1200 C
(Gurov E.P., Gurova E.P., 1996).

Впадина Эльгыгытгын расположена на Ю.-В. среднемелового Мало-Чаужского вулкано-тектонического грабена при его сочленении с более древним линеаментом, определяющим границу внешней и внутренней зон Охотско-Чукотского вулканогенного пояса. Время заложения впадины совпадает с неотектоническим этапом развития Северо-Востока Азии в целом и с кульминацией щелочно-базальтового и щелочно-ультраосновного вулканизма Берингийской провинции. Рассматривается также метеоритная гипотеза образования впадины. На основании данных морфоструктурного анализа кольцевой структуры Эльгыгытгын и геологических данных делается вывод об эндогенном происхождении впадины.
(Белый В.Ф., 1999).

Предварительные исследования сферул с места падения метеорита показали, что несмотря на длительный период, прошедший с того времени, реликты космического вещества сохранились. Этому способствовали оболочка импактного стекла для выплавленных металлических частиц и чехол глинистых образований древней корю выветривания. Что касается расплавленного парагенезиса в стекле из импактитов, то по нему можно судить о температуре, на месте ударного метаморфизма - не ниже 1100'C. Изучение этих частиц будет продолжено, так как своим строением и структурой они обнаруживают много сходства с описанными в литературе сферулами из Аризонского метеоритного кратера. Есть основания предполагать также, что вещество метеорита в нашем случае слабо никелитное.
(Савва Н.Е., Смирнов В.Н., Глушкова О.Ю., Минюк П.С., Шарптон Б., 2001).

Изучены петро- и палеомагнитные характеристики разреза осадков мощностью 12,7 м из озера Эльгыгытгын в ударном метеоритном кратере, образовавшемся 3,6 млн. л. н. в позднемеловых изверженных породах, на Чукотке. Магнитная восприимчивость измерена непрерывно (через 1 мм), проанализировано высоко- и низкотемпературное поведение восприимчивости, измерены гистерезисные характеристики и кривые приобретения остаточной намагниченности.
(Nowaczyk N.R., Minyuk P., Melles M., Brigham-Grette J., Glushkova O., Nolan M., Lozhkin A.V., Stetsenko T.V., Andersen P.э., 2002).

Изложены материалы комплексного изучения кратера оз. Эльгыгытгын (67 30' с. ш., 172 05' в. д.). Охарактеризована неотектоника и структура кратера, дана геоморфологическая характеристика окрестностей озера. Приведены результаты комплексного изучения керна 12.5-метровой колонки, поднятой с центральной части озера. Радиоуглеродным и оптиколюминисцентным методами определен абсолютный возраст осадков. Изложены геохимические и минералогические характеристики отложений, а также результаты диатомового, палинологического и палеомагнитного анализов. Выявлены палеоклиматические критерии осадков. Установленные климатические зоны сопоставлены с 1-й по 8-ю стадию морской изотопно-кислородной шкалы.
(Минюк П.С., Новачек Н.Р., Глушкова О.Ю., Смирнов В.Н., Бригхем-Гретте Дж., Меллес М., Черепанова М.В., Ложкин А.В., Андерсон, 2003).

На основе анализа 450 изображений полученных между 1998-2001 гг. дан анализ развития ледяного покрова - формирования, продолжительности ледостава и разрушения в метеоритном кратерном озере на Чукотке
(Nolan Matt, Liston Glen, Prokein Peter, Brigham-Grette Julie, Sharpton Virgil L., Huntzinger Rachel, 2003).

Повышенные содержания элементов группы железа в импактитах впадины Эльгыгытгын по сравнению с исходными для них меловыми вулканитами Охотско-Чукотского вулканогенного пояса (ОЧВП) рассматривались в качестве одного из важных аргументов метеоритного происхождения как импактных расплавов, так и самой впадины. Существует мнение, что в результате обогащения метеоритным Ni импактных расплавов Ni/Cr-отношения в них будут существенно отличаться от наблюдаемых в исходных породах. Величина этого отношения использовалась и в попытках определить состав предполагаемого метеорита. Более полный материал по геологии и составу импактитов и вулканитов впадины Эльгыгытгын, полученный автором при полевых работах 1991 и 1993 гг., дает возможность рассмотреть поведение Ni, Cr и Co в реальных геологических телах (стратиграфических единицах, дайках) ОЧВП, в разных видах импактных пород из разных местонахождений и в выявленных впервые позднекайнозойских вулканитах
(Белый В.Ф., 2004).

Структура кратера Эльгыгытгын (Россия) размером 18 км, образованного в вулканическом пласте позднего мела, дно которой занимает озеро глубиной 170 м. Ударные in situ породы не найдены. Однако в окружающих озеро террасах обнаружены ударно-метаморфизованные и ударно-расплавленные породы, а также стекла. В кварце, полевых шпатах и биотитах сохранились следы ударного метаморфизма. Внутри и вокруг структуры разбросаны импактные стекла размером до 10-15 см. Хим. состав ударных пород и брекчий подобен составу вулканических пород основания кратера. Предполагается, что кратер Эльгыгытгын образовался 3,45 млн лет назад при падении каменного метеорита и, возможно, этот кратер является источником австрало-азиатских тектитов
(Gurov E.P., Koeberl C., 2006).

Озеро Эльгыгытгын расположено в импактном кратере с возрастом 3,6 млд. л., а геологический разрез выполняющих его отложений представляет наиболее полную летопись климатических изменений в континентальной Арктике в плиоцене и четвертичном периоде. В западной части озера пробурено 2 скважины, геолого-геофизическое изучение которых обнаружило проявление движения масс пород. Проксимальная часть отложений озера представлена деформированными осадками, отражающими первоначальный поток обломков с ограниченным перемешиванием пород. Во фронтальной части этого потока и выше него заметны признаки второй стадии движения в условиях разжижения потока. Это движение привело к эрозии базального слоя ('ЭКВИВ'1 м) неконсолидированных осадков и образованию суспензионного облака, осаждение которого обусловило образование турбидитов. Отложения турбидитов использованы для выявления частоты и распределения во времени эпизодов движения масс осадков. На этой основе выделено 28 эпизодов движения масс осадков, два из которых с протяженностью скоплений осадков 12,9 и 16,6 м охватывают временной интервал почти в 300 тыс. л
(Juschus O.; Melles M.; Gebhardt A.C.; Niessen F., 2009).

Структура впадины Эльгыгытгын состоит из двух элементов: более крупной и древней впадины Эльгыгытгын-1 и эксцентрично вложенной в нее более молодой впадины Эльгыгытгын-2, заполненной современным оз. Эльгыгытгын. Характеризуется разрез донных отложений озера, установленный сейсмоакустическими исследованиями. Образование верхнего стратифицированного комплекса донных отложений, а, следовательно, и озерной котловины, началось, по-видимому, 2.6 млн. лет. назад, тогда как формирование импактитов определяется в интервале времени: конец позднего миоцена - ранинй плиоцен (около 2 млн. лет). Импактиты представлены дацит-риолитовой (господствующей) и базальт-андезитовой (<=1%) группами. Импактиты дацит-риолитовой группы формировались в последовательности: импактированный игнимбрит->пемза->шлак->массивное стекло. Показано, что каждое местонахождение импактитов отличается своими ассоциациями пород, химическим составом и возрастом. Особенности скульптуры фрагментов массивных импактных стекол, находящихся на разных расстояниях от геометрического центра впадины Эльгыгытгын (предполагаемого места падения метеорита), исключают возможность их распространения из некоего единого центра, но находятся в соответствии с представлением о деятельности отдельных локальных центров импактогенеза. Таким образом, все изложенные признаки совершенно не согласуются с метеоритной гипотезой происхождения впадины Эльгыгытгын и связанных с ней импактитов
(Белый В.Ф., 2010, 1).

Детальное петрографическое изучение импактитов впадины Эльгыгытгын позволило разделить их на дацит-риолитовую (преобладающую) и базальт-андезитовую (около 1% от общего количества импактитов) группы. Протолитом дацит-риолитовой группы являлись породы меловой игнимбритовой формации ОЧВП, откуда глубина их образования оценивается 1-1.5 км. Импактиты базальт-андезитовой группы, в целом более ранние, образовались из протолитов, по-видимому, метаморфических и магматических комплексов фундамента ОЧВП, залегающих на глубинах 6.5-8.5 км. Различия глубины формирования этих групп импактитов подтверждаются особенностями состава клинопироксена. Между глубинными и малоглубинными импактитами устанавливаются геохимические связи, проявленные в характере распределения Ni, Cr и Co. Последовательность развития малоглубинного импактогенеза представляет собой ряд: импактированный игнимбрит - пемза - шлак - массивное стекло. Стекла имеют наиболее однородный общий химический состав, но и они характеризуются высокой неоднородностью состава витрических фаз, что говорит о быстром и дискретном процессе импактогенеза, который препятствовал гомогенизации расплава. Стекла -конечный продукт импактогенеза, они характеризуются резким падением содержания флюида и его восстановительных компонентов
(Белый, В.Ф., 2010, 2).

Находки импактитов и импактных стекол во взрывных структурах Земли привлекают внимание исследователей в связи со спецификой их образования. Существует общепринятое представление об импактитах как о породах, образование которых связано с ударным метаморфизмом, возникающим при падении космических тел на поверхность Земли. А находки в них высокобарических фаз кремнезема большинством исследователей однозначно объясняются их космическим происхождением. Озерная впадина Эльгыгытгын расположена в центральной части Верхне-Анадырского нагорья, представляющего собой мегаструктуру, сложенную мел-палеогеновыми вулканическими комплексами риолит-дацитового, андезитового и андезит-базальтового состава, среди которых доминируют кислые вулканиты, главным образом пирокластические образования игнимбритов общей мощностью более 3 км. Центральная часть мегаструктуры представлена купольным поднятием с периклинальным залеганием пород комплексов, с небольшими углами по периферии (~5-7') и более крутыми ближе к центру (до 10-15'). Мегаструктура разбита на радиальные дуговые разломы, кроме того она пересекается трансрегиональными разломами северо-восточного и северо-западного направлений, по которым произошли вертикальные перемещения. Впадина, в которой расположен кратер, имеет изометричную форму диаметром около 17 км. Она окружена цепью гор с превышением над днищем более 400 м. В центре впадины, несколько смещенной на восток, располагается кратер. Его диаметр 12-14 км, а глубина 175 м с крутыми (до 45-50') подводными склонами на севере, западе и востоке и более пологими на юго-востоке. На внутренних и внешних склонах впадины обнажается большая часть разрезов пирокластических образований. Импактиты, импактитовые брекчии и бомбы встречаются на склонах впадины и за ее пределами. Они представлены стеклами (бомбы, обломки стекла), шлаками, пемзами. Были обнаружены брекчии импактитов с большим количеством обломков вмещающих пород: базальтов, кислых вулканитов, слагающих склоны и основание впадины. Для брекчий характерны следы обтекания (флюидная структура) стекла вокруг обломков. Среди обломков импактитов широко развиты шлаковые, пемзовые и пузырчатые стекла, а также плотные стекловатые бомбочки. Размер пузырей колеблется от долей миллиметра до 1-2 см и более. Проведено комплексное изучение импактитов (брекчии, стекла, шлаки и пемзы), которые были обнаружены во впадине Эльгыгытгын и за ее пределеами, и вмещающих вулканитов
(Сахно В.Г. , Крымский Р.Ш., Глушкова О.Ю.. 2011).

Субаэральные четвертичные отложения кратера озера Эльгыгытгын представлены элювиальными отложениями, в основном, развитыми на высоких отметках по обрамлению кратера, различными фациями склоновых отложений (обвальными и осыпными на крутых склонах и солифлюкционными на более пологих), делювиальными отложениями, пролювиальными и аллювиальными отложениями, среди которых наибольшие мощности сложены отложениями конусов выноса ручьев, впадающих в озеро и отложениями береговой зоны, в основном, представленными пляжевыми фациями и фациями береговых валов
(Федоров Г.Б.; Швамборн Г.; Морозова Е.А.; Андреев А.А.; Останин Н.Б.; Ширрмайстер Л., 2011).

Озеро Эльгыгытгын сформировалось 3.6 млн лет назад в результате падения огромного метеорита, образовавшего 18-километровый кратер. С этого времени в озере шло непрерывное накопление осадков. Современное озеро имеет округлую форму, диаметр 12 км и глубину около 170 м. Метеоритный кратер образовался в той части Арктики, которая никогда не подвергалась воздействию ледниковых щитов и, таким образом, осадконакопление не нарушалось на протяжении всего существования озера Ольгыгытгын. Плиоценовые и четвертичные осадки озера являются превосходным климатостратиграфическим архивом и имеют высокий корреляционный потенциал, и, следовательно, могут быть использованы для построения региональных климатостратиграфических схем
(Андреев А.А., Меллес М., Веннрих Ф., Новачек Н.Р., Тарасов П.Е., Бригхем-Гретте Дж., Ложкин А.В., Минюк П.С., 2013).



На главную