1. Зоткин И.Т., Цветков В.И. (1970). О поисках метеоритных кратеров на Земле. Астрономический вестник, No.1, Issue 4, С. 5-65
  2. Райхлин А.И., Селивановская Т.В. (1979). Брекчии и импактиты взрывных метеоритных кратеров и астроблем.. Метеоритные структуры на поверхности планет., М.: Наука, c. 65-80
  3. Дабижа А.И., Федынский В.В. (1979). Геофизическая характеристика метеоритных кратеров. Метеоритные структуры на поверхности планет., М.:Наука, с. 99-116
  4. Вальтер А.А., Гуров Е.П. (1979). Установленная и предполагаемая распространённость взрывных метеоритных кратеров на Земле и их сохранность на Украинском щите.. Метеоритные структуры на поверхности планет, М.: Наука, с. 126-148
  5. Масайтис В.Л. и др. (1980). Геология астроблем.. Ленинград: Недра
  6. Богатиков О.А., Боярская Р.В., Соболева С.В., Фрих-Хар Д.И. (1984). Импактные породы Аризонского кратера (США) . Изв. АН СССР. Сер. геол., No.11, С. 19-25
  7. Bogatikov O.A., Boyarskaya R.V., Soboleva S.V., Frikh-Khar D.I. (1985). Impact rocks of Meteor Crater, Arizona . Int. Geol. Rev., Vol.27, No.3, P. 319-326
  8. Фельдман В.И. (1987). Каталог астроблем и метеоритных кратеров Земли. Метеоритика, Issue 46, с. 154-171
  9. Капусткина И.Г., Фельдман В.И. (1988). Фракционирование метеоритного вещества в импактном процессе. Геохимия, No.11, С.1547-1557
  10. Verchovsky B., Feldman V.I. (1990). Noble gases in some impactites and tektites . Meteoritics, Vol.25, No.4, P. 416-417
  11. Алексеев А.С. и др. (1991). Оценки частоты падения небесных тел на Землю, исследование возможности заблаговременного их обнаружения и изменения траекторий. Отчёт по НИР, АН СССР ВЦ, Новосибирск , 128 с.
  12. Песков Е.Г. (1991). Система планетарных поясов взрывных структур Сибири и Восточной Азии. Геодинам., структура и металлогения складч. сооруж. Юга Сибири: Тез. докл. Всес. совещ., Новосибирск, 13-15 авг., Новосибирск, С. 204-205
  13. Стишов С.М., Попова С.В. (1991). Сверхплотный кремнезем (к истории одного открытия). Наука и человечество: Междунар. ежегод., М., 1991, С. 148-151
  14. Kocharyan G.G., Kostuchenko V.N., Ivanov B.A. (1996). Mechanics of rock massive disruption: implementation to planetary cratering processes . Lunar and Planet. Sci. Vol. 27. Abstr. Pap. 27th Lunar and Planet. Sci. Conf., March 18-22, 1996. Pt 2, Houston (Tex.), P. 677
  15. Marakushev A.A. (2000). Two genetic types of explosive ring structures and their energy sources. The 31st International Geological Congress, Rio de Janeiro, Aug. 6-17, 2000, Rio de Janeiro: Geol. Surv. Braz., P. 6444
  16. Стишов С.М. (2002). История открытия. Успехи физ. наук, Vol.172, No.4, С. 473-475
  17. Вишневский С.А. (2007). Астроблемы. , Новосибирск
  18. Вдовыкин Г.П., Алексеев В.А., Мельник Н.Н. (2007). Изучение метеоритного углерода методом комбинационного рассеяния света. Минералогия и жизнь: происхождение биосферы и коэволюция минерального и биологического миров, биоминералогия, Сыктывкар: Геопринт, С. 16
  19. Graham, Bevan and Hutchison (1985). Catalogue of Meteorites. 4th Edition
  20. Yang Wang-Hong, Kirkpatrick R.James, Vergo Norma, McHone John, Emilsson Tryggvi I., Oldfield Eric (1986). Detection of high-pressure silica polymorphs in whole-rock samples from a meteor crater, Arizona, impact sample using solid-state silicon-29 nuclear magnetic resonance spectroscopy . Meteoritics, Vol.21, No.1, P. 117-124
  21. Grieve R.A.F. (1987). Terrestrial impact structures. Ann.Rev.Earth Planet.Sci., Vol.15, p. 245-270
  22. (1988). Astronauts guide to terrestrial impact craters.. Space Shuttle Earth Observation Project, Lunar and Planetary Institute (March 1988).
  23. Grieve R.A.F., Garvin J.B., Coderre J.M., Rupert J. (1989). Test of a geometric model for the modification stage of simple impact crater development . Meteoritics, Vol.24, No.2, P. 83-88
  24. Miura Yasunori (1989). Various formation processes of the K-T boundary samples from density variation of quartz minerals. Abstr. and Program 52nd Annu. Meet. Meteorit. Soc., Vienna, July 31 - Aug. 4, Houston (Tex.), P. 163
  25. Schaefer M.W., D'Aria D.M., Evans C.S., Garvin J.B., Schnetzler C.C., Salisbury J.W. (1990). Thermal infrared laboratory and field spectroscopy of impact ejecta at meteor crater, Arizona . Meteoritics, Vol.25, No.4, P. 405
  26. Miura Yasunori (1991). New mineralogical indicators of shock metamorphism. Lunar and Planet. Sci. Abstr. Pap. 22nd Lunar and Planet. Sci. Conf., March 18-22, 1991, Vol. 22 , Houston (Tex.), P. 907-908
  27. Mittlefehldt D.W., See T.H., Horz F. (1992). Projectile dissemination in impact melts from Meteor crater, Arizona. Lunar and Planet. Sci. Vol. 23. Abstr. Pap. 23rd Lunar and Planet. Sci. Conf., March 16-20, 1992. Pt 2, Houston (Tex.), P. 919
  28. Pilkington, M., R.A.F. Grieve (1992). The geophysical signature of terrestrial impact craters. Reviews of Geophysics,, Vol.30, p. 161-168
  29. Michlovich E., Elmore D., Vogt S., Lipschutz M., Masarik J., Reedy R.C. (1993). {26}Al production profile and model comparisons in canyon diablo . Lunar and Planet. Sci. Vol. 24. Abstr. Pap. 24th Lunar and Planet. Sci. Conf., March 15-19, 1993. Pt 2, Houston (Tex.), P. 985
  30. Mittlefehldt D.W., See T.H., Scott E.R.D. (1993). Siderophile element fractionation in meteor crater impact glasses and metallic spherules . Lunar and Planet. Sci. Vol. 24. Abstr. Pap. 24th Lunar and Planet. Sci. Conf., March 15-19, 1993. Pt 2., Houston (Tex.), P. 995
  31. Grant John A., Schultz Peter H. (1994). Erosion of ejecta at meteor crater, Arizona: further constraints from ground penetrating radar . Lunar and Planet. Sci. Vol. 25. Abstr. Pap. 25th Lunar and Planet. Sci. Conf., March 14-18, 1994. Pt 1, Houston (Tex.), P. 459-460
  32. Hodge, Paul W., (1994). Meteorite craters and impact structures of the Earth. Cambridge University Press , 122 ТТ.
  33. Мелош Г. (1994). Образование ударных кратеров - геологический процесс. - М.: Мир. - 336 с.
  34. Cygan R.T., Boslough M.B., Myers S.A., Assink R.A. (1996). NMR relaxation behavior of moderately shocked sandstone from Meteor crater, Arizona. Lunar and Planet. Sci., Vol.27, P. 283-284
  35. Kobayashi H., Miura Y., Fukuyama S. (1997). Large chemical vapor deposition diamondlike carbon formed by multi-impact reactions. LPI Contrib. , No.922, P. 27-28
  36. Mittlefehldt D.W., Horz F. (1998). Siderophile element fractionation in impact glasses from meteor crater. Lunar and Planet. Sci. Vol. 29. Abstr. Pap. 29th Lunar and Planet. Sci. Conf., March 16-20, Houston (Tex.): NASA: Lyndon B. Johnson Space Cent., P. 1771
  37. Schnabel C., Pierazzo E., Xue S., Herzog G.F., Masarik J., Cresswell R.G., Di Tada M.L., Liu K., Fifield L.K. (1999). Shock melting of the Canyon Diablo impactor: constraints from nickel-59 contents and numerical modeling . Science, Vol.285, No.5424, P. 85-88
  38. Xia Kaiwen, Ahrens Thomas J. (2001). Impact induced damage beneath craters. Geophys. Res. Lett., Vol.28, No.18, P.3525-3527
  39. Koeberl Christian (2003). Using geochemical observations to constrain projectile types in impact cratering . LPI Contrib.(Workshop on Impact Cratering: Bridging the Gap between Modeling and Observations, Hous), No.1155, P. 45-46
  40. Plescia J.B. (2003). Application of gravity data to understanding impact mechanics . LPI Contrib., No.1155, P. 60
  41. Jarmo Moilanen (2004). References.
  42. Wang Ruobai, He ZHaoxiong, Wan Wenni, Gao Peizhi, Li Airong (2004). [Специальная форма ландшафта: группы ям в форме тарелки и их генезис]. Dizhi lunpingGeol. Rev. = Geol. Rev., Vol.50, No.4, P. 391-396
  43. Cavell Ronald G., Barnes Elspeth M., Arboleda Patricia H., Cavell Patricia A., Feng Renfei, Gordon Robert A., Webb M.Adam (2004). An X-ray and electron microprobe study of Fe, Ni, Ga, and Ge distribution and local structure in a section of the Canyon Diablo iron meteorite. Amer. Miner., Vol.89, No.4, P. 519-526
  44. Uzonyi I., Szoor Gy., Rozsa P., Vekemans B., Vncze L., Adams F., Drakopoulos M., Somogyi A., Kiss A.Z. (2004). Characterization of impact materials around Barringer Meteor Crater by micro-PIXE and micro-SRXRF techniques . Nucl. Instrum. and Meth. Phys. Res. B - 2004. - Vol. 219-220 (16 International Conference on Ion Beam Analysis, Albuquerque, N. M., 29 June-4 July, 2003), P. 555-560
  45. Masaitis V.L. (2006). Meteor crater: the century of debates and investigations. 40 ESLAB Symposium: 1 International Conference on Impact Cratering in the Solar System, Noordwijk, 8-12 May, 2006, Noordwijk: ESA, P. 137-138
  46. Osinski Gordon R. (2006). The geological record of meteorite impacts. 40th ESLAB First International Conference on Impact Cratering in the Solar System, 8-12 May 2006., Noordwijk,The Netherlands
  47. T. Okumura, A. Gucsik, H. Nishido, K. Ninagawa and M. Sakamoto (2007). Micro-Raman and cathodoluminescence characterization of shocked quartz from impact craters // Goldschmidt Conference Abstracts 2007, Geochimica et Cosmochimica Acta, 71 (15): Suppl. S, Aug.2007, A736.
  48. Uzonyi I., Szoor Gy., Rozsa P., Pelicon P., Simcic J., Cserhati C., Daroczi L., Kiss A.Z. (2009). Investigation of impact materials around Barringer Meteor Crater by SEM-EDX and micro-PIXE techniques. Nucl. Instrum. and Meth. Phys. Res. B, Vol.267, No.12, P.2225-2228
  49. Сообщение Тэрри Вестерман от 17.04.2013.
  50. Другие ссылки из РЖ `ГЕОЛОГИЯ И ГЕОФИЗИКА`

Наибольший отчётливый кратер находится в Аризоне, США. Он имеет диаметр 1265 м и глубину 175 м., а образовался всего 25-30 тысяч лет назад при падении тела массой около 10 млн. тонн. cm.

В 1906 г., американский инженер Д. Барринджер предположил, что упавший с неба камень может быть столь большим, что образует гигантскую воронку. Имелся в виду Аризонский кратер в районе Каньона Дьявола, США. Сейчас в литературе он считается классическим.
В конце 20 столетия в США были начаты исследования кратера диаметром 1,2 км и глубиной около 170 м. Вал, окаймляющий кратер, возвышается на 40- 50 м . Это - так называемый Каньон-Дьябло в штате Аризона. Согласно легенде местных индейцев, он образовался в месте, куда в далеком прошлом с неба спустился на огненной колеснице бог. Это наталкивало на мысль о метеоритном происхождении кратера. В радиусе около 10 км были обнаружены многочисленные, весом около 20 т обломки железного метеорита, но, очевидно, они представляют собой лишь ничтожную часть упавшего гигантского метеорита. Попытки найти внутри кратера основную массу метеорита успехами не увенчались; вероятно, он образован железоникелевым метеоритом весом примерно 5 млн. т. Воронка возникла от обломка весом 63 тыс. т и диаметром 30 м; энергия, освободившаяся при его ударе, сопоставима с энергией взрыва 3,5 млн. т тротила. cm.

В конце прошлого столетия американским инженером Дэниэлом Барринджером, который был одержим идеей обнаружить громадный железный метеорит, были начаты исследования кратера диаметром 1, 2 км и глубиной около 170 м. Этот кратер выглядит как чаша с приподнятыми краями. Вал, окаймляющий кратер, возвышается на 40- 50 м. Это - так называемый Каньон-Дьябло в штате Аризона. cm.

Зияющей воронкой в Аризонской пустыне отмечено место, где в Землю врезался метеорит. Кратер метеорита находится совсем рядом с крупным шоссе, между Флагстаффом и Уинслоу.
Много тысяч лет назад яркая полоса прочертила небо над Северной Аризоной. Огненный шар, летевший со скоростью приблизительно 19 км. в секунду, снижался все больше и, наконец, врезался в Землю со страшным взрывом, подняв в воздух миллионы тонн породы и оставив после себя Метеоритный Кратер. По своей разрушительной силе взрыв в тысячу раз превосходил взрыв атомной бомбы, сброшенной на Хиросиму.
Кратер представляет собой огромную чашеобразную воронку 1220 м. в диаметре и 180 м. в глубину, чья кромка поднимается над плоской равниной на 46 м. Споры о величине метеорита, оставившего ее, до сих пор не стихают, но новейшие расчеты предполагают, что это был огромный шар из железа и никеля, достигавший примерно 41 м. в поперечнике и весивший 300000 тонн. Метеорит врезался в землю с такой силой, что разлетелся при ударе, и его фрагменты находили на расстоянии до 10 км. от места падения. cm.

Аризонский "Каньон дьявола" любопытен тем, что по некоторым данным в его центре иногда наблюдаются гравимагнитные и хрональные аномалии. cm.

Примерно 30 000 - 50 000 лет назад, за много веков до появления человека, гигантская каменная глыба упала на Землю неподалеку от каньона Дьявола в Аризоне, между городами Флагстафф и Уинслоу, и на поверхности планеты образовалась чашеобразная воронка 1250 м диаметром и 174 м глубиной.
С плоской поверхности пустыни внешние склоны кратера высотой 45 м кажутся небольшой холмистой грядой, поэтому скрытая за ними зияющая впадина была обнаружена европейцами лишь в 1871 году. Вначале полагали, что кратер вулканического происхождения.
Но в 1890 году среди обломков были обнаружены фрагменты железа, и хотя находке в тот момент особого значения не придали, некоторые ученые стали склоняться к мысли, что подобная внушительная отметина на лице Земли могла быть только результатом падения внеземного тела.
Изучив этот район в 1902 году, Дэниэль Бэрринджер, горный инженер из Филадельфии, настолько уверовал в существование железосодержащего метеорита, что купил в 1906 году этот участок и приступил к бурению. Поначалу он предполагал, что, поскольку кратер имеет почти правильную округлую форму, создавшее его тело должно быть погребено в центре. Позже он обнаружил, что, если выпустить пулю в мягкую почву даже под острым углом к поверхности, отверстие тоже получается круглым.
Это наблюдение, а также то, что юго-восточная стена кратера более чем на 30 м превышает высоту остальных его краев, натолкнуло его на мысль, что метеорит падал с севера под острым углом и, следовательно, должен находиться с юго-восточной стороны кратера. На этом-то участке и началось бурение. На глубине 305 м было обнаружено все возрастающее число железных и железоникелевых фрагментов. На глубине 420 м продвижение бура полностью прекратилось - очевидно, бур достиг поверхности твердого метеоритного вещества. В 1929 году из-за финансовых трудностей бурение было прекращено, но к тому времени уже было ясно, что кратер действительно образован падением метеорита.
Размеры этого космического тела стали предметом домыслов. В 30-х годах ученые оценивали его тяжесть в 14 миллионов т, а диаметр - в 122 м. По современным оценкам, его вес достигал 70 000 т, а диаметр - 25-30 м.
Но даже если предположить, что размеры этого космического пришельца не были столь уж велики, столкновение его с нашей планетой должно было носить характер катаклизма.
Чтобы образовать столь огромный кратер, метеорит летел сквозь атмосферу со скоростью 69 000 км/ч или около того. Сила его удара о Землю равнялась силе взрыва в 500 000 т. взрывчатого вещества (почти в 40 раз мощнее взрыва атомной бомбы, уничтожившей Хиросиму). В атмосферу было выброшено 100 миллионов т. раздробленных в пыль пород. Образовались наносы, составляющие теперь склоны кратера.
Капли расплавленного металла от метеорита разлетелись по площади 260 км2. Фрагменты были размером не больше гальки, хотя отдельные достигали 630 кг. Выброшенные из кратера породы представляли собой смесь песчаника и известняка - остатки богатых окаменелостями пород дна доисторического озера, некогда существовавшего в этом регионе. Толстый слой тех же пород в форме линзы, именуемый брекчией, теперь покрывает дно кратера.
В 30-х годах на бурение сквозь брекчию до дна кратера были выделены средства. На глубине до 260 м показались следы никеля и железа, ниже этого уровня породы остались нетронутыми. Можно предположить, что остатки метеорита залегают под южной кромкой кратеpa, но составляют не более 10% основных пород. Главная же масса метеорита была при столкновении распылена, превратившись в железоникелевые фрагменты.
В 1960 году в чаше кратера обнаружили следы двух редких форм кремнезема - коэзита и стишовита, которые получают также искусственным путем в условиях высоких давлений и температур. (Хотя стишовит может формироваться под высоким давлением в глубинах земной коры, но, выходя на поверхность, он вновь превращается в кварц.)
Присутствие этих минералов в естественной форме в районе кратера служит неоспоримым свидетельством мощного столкновения. Все сомнения о природе происхождения кратера были развеяны, и предположения Бэрринджера о метеоритной природе кратера, носящего теперь его имя, полностью подтвердились. cm.

Метеоритный кратер в штате Аризона, часто именуемый в честь своего первооткрывателя кратером Бэрринджера, отнюдь не является самым крупным на Земле. Однако в отличие от крупнейших, чей диаметр измеряется сотнями километров, Аризонский кратер единственный сохранил свой почти первозданный вид. Как гордо сообщается в официальном буклете музея, "хотя на Земле есть более масштабные следы ударов, метеоритное происхождение этого кратера было доказано первым и он лучше всех сохранил свой первозданный облик". cm.

В начале XX века исследователи Аризонского метеоритного кратера заболели неизвестной болезнью, которая получила название "аризонской лихорадки". Примечательно, что лихорадкой не болели индейцы и белые местные жители. cm.

Зияющей воронкой в Аризонской пустыне отмечено место, где в Землю врезался метеорит. Кратер метеорита находится совсем рядом с крупным шоссе, между Флагстаффом и Уинслоу. cm.

A 5% change in density resulted in a 50% change in seismic velocities at the Barringer Crater in North America.
(Pilkington, M., R.A.F. Grieve, 1992).

МЕСТНОСТЬ N крат.D большего Дата откр.
Аризона (США)112001891
cm.


Вид на Аризонский кратер с самолёта. Края кратера, на 46 м поднимающиеся над равниной, создают иллюзию вулканической природы феномена и позволяют заметить его за много миль.


Вид на кратер из космоса.

Метеорит весом 1055 граммов, найденный в 1891 в Аризонском кратере.
(M come Meteorite - Matteo Chinellato)


Магнитные аномалии над кратером Аризона.
Изолинии ч/з 5 гамм, в центре отрицательная аномалия -20 гамм
(Дабижа, Федынский, 1979)

Схематический геологический разрез через Аризонский кратер по Шумейкеру.
(Вишневский, 2007)


Обзор статей (из РЖ ВИНИТИ "Геология и геофизика"):

Реконструкция метеорита-ударника по частично переработанному (сферулы, прожилки) или находящемуся в состоянии геохим. рассеяния в импактитах метеоритному в-ву требует обязательного учета характера и степени фракционирования метеоритного в-ва в ударном процессе. В настоящее время можно говорить о четырех различных механизмах фракционирования: 1) абляции метеорита при движении в атмосфере; 2) селективном плавлении и испарении при ударе; 3) фракционировании при дегазации ударного расплава; 4) неоднородном распределении метеоритного в-ва по объему импактного расплава. Имеющиеся данные по астроблемам Метеор, Вабар, Хенбери, Рис, Рошшуар, Эльгыгытгын и др. позволяют оценить относит. значимость этих механизмов фракционирования и накладывают существенные ограничения на достоверность реконструкции метеорита-ударника.
(Капусткина И.Г., Фельдман В.И., 1988).

Модель связывает накопление линз внутрикратерных брекчий с оползанием материала внутренних стенок переходной области в позднюю стадию образования кратера. Проверка модели сводится к сопоставлению расчетного объема внутрикратерных брекчий с объемом их, оцениваемым по результатам наблюдений в ударных кратерах Земли. Модель дает хорошее соответствие для изученных кратеров Метеор (США) и Брент [Канада]. Разумное соответствие получается также для кратеров Вест-Хок (Канада) и Лонар (Индия), для которых имеются относительно полные сведения, позволяющие оценить начальную глубину. Там же, где подобные сведения ограничиваются лишь данными гравиметрии, такого соответствия не устанавливается кратеры Ауэллул, Тенумер (Мавритания), Вульф-Крик (Австралия). В итоге авторы оценивают модель как хорошую в качестве первого приближения, но требующую проверки результатами бурения.
(Grieve R.A.F., Garvin J.B., Coderre J.M., Rupert J., 1989).

Рассчитаны величины отклонения плотности минералов кремнезема от плотности стандарт. кварца ('ДЕЛЬТА'd,%). Отрицательные величины 'ДЕЛЬТА'd указывают на наличие 'бета'-кварца(-5) и тридимита (-14,7), положит. - на наличие коэсита (+9,7) и стишовита (+61,9). Получены следующие значения 'ДЕЛЬТА'd: земные метаморфические породы от +0,03 до +0,09, вулканогенно-осадочные породы от -0,06 до 0,22, импактиты кратера Баррингер от +0,09 до +0,49, ударно-расплавные породы кратера Маникуаган от - 0,11 до +0,01, образцы с мел-палеогеновой границы в Японии от -0,18 до -0,12 и от +0,23 до +0,59, в Тунисе +0,63, в Италии -0,06, в Дании +0,12. По этим данным различные пограничные отложения трактуются как испытавшие влияние различных процессов - и внеземных (в чистом виде, Тунис, Дания), и земных.
(Miura Yasunori, 1989).

Отмечается, что следы ударных воздействий в породообразующих минералах выявляют оптическими (по структурным изменениям и деформациям) и спектроскопическими (по изменению параметров спектров) методами. Описаны приборы и методика исследования в полевых условиях ударных выбросов вокруг метеоритного кратера Аризона. Спектры регистрировались новым компактным ИК-спектрометром Фурье.
(Schaefer M.W., D'Aria D.M., Evans C.S., Garvin J.B., Schnetzler C.C., Salisbury J.W., 1990).

В импактитах (главным образом стеклах) из метеоритных кратеров с возрастами в диапазоне от 0.05 (Барринджер, США) до 720 млн. лет (Янисъярви, СССР), а также тектитах из Вьетнама и кратера Жаманшин были измерены концентрации He, Ne, Ar, Xe и изотопные составы Ne, Ar и Xe. Изотопные данные указывают на присутствие двух компонентов инертных газов: радиогенного ((4)He и (40)Ar) и атмосферного. Большая часть радиогенного (4)He и (40)Ar должна была образоваться после формирования импактитов. Это предположение основано, с одной стороны, на корреляции между (40)Ar(рад.) и известным возрастом кратеров, из которых были взяты образцы, и, с др. стороны, на низкой величине отношения (4)He/(10)Ar(рад.) в образцах (в основном <1). Во всех образцах относительно высокие концентрации атмосферных благородных газов. Предполагается, что причиной высоких величин фактора фракционирования f(Ne) в тектитах и импактитах является обезгаживание ударно-имплантированных газов за счет образования пузырьков, которое должно были произойти после уменьшения давления, но перед охлаждением расплава.
(Verchovsky B., Feldman V.I., 1990).

Проводились эксперименты с целью определения условий в переходном слое мантии и структурных изменений в минералах. Исходным материалом служил измельченный кварц высокой чистоты. Исследовались его метастабильные фазы. При высоких т-рах и давлениях устойчив коэсит. Полученный в результате эксперимента образец состоял из двух фаз. Центр. часть образца сложена коэситом, а края, плотно прилегающие к платиновому нагревателю, - компактным, чуть голубоватым в-вом, отличающимся от всех известных модификаций кремнезема. Плотность его 4,35 г/см('3). Хим. примеси отсутствуют. При нагревании превращается в кристобалит. Новая фаза устойчива к плавиковой кислоте, но хорошо растворяется в расплавах и р-рах щелочей. В породах метеоритного кратера в Аризоне была найдена фаза, тождественная полученной при высоких т-рах и давлениях и названная стишовитом. Поскольку стишовит образуется лишь при таких давлениях, которые в недрах Земли бывают на глубинах не менее 100 км, его присутствие на поверхности служит индикатором - теоритного (ударного) происхождения геол. структур.
(Стишов С.М., Попова С.В., 1991).

Происхождение кольцевых взрывных структур, астроблем (Попигайская, Беенчиме-Салаатинская и др.) остается остро дискуссионным: являются ли они результатом падения крупных космических тел или продуктом взрыва земных газов? Решая этот вопрос, удалось обнаружить закономерное размещение структур на поверхности Земли, которые группируются в протяженные широтные пояса, а также вдоль поперечных к ним линейных зон. Система субпараллельных поясов выявлена в Сев. полушарии, где они с В. через Евразиатский материк трассируются на территорию Сев. Америки, образуя планетарные дуги с угловым размером до 270'. Зап. фланги поясов тупо оканчиваются на территории Канадского щита, который выступает как самостоятельная контролирующая зона с.-з. простирания. В пределах поясов намечается последовательное омоложение структур в определенных направлениях. Отрезки поясов, попадающие на акватории Атлантического и Тихого океанов, наследуют общий план их субширотных (трансформных) разломов. Наблюдаются одновозрастные взрывные структуры, расположенные на противоположных сторонах Земного шара и отделенные друг от друга почти на 180': Попигайская (Сибирь) - Мистастин (Канада), Эльтгыгытгын (Чукотка) - Босумтби (Гана), Лонар (Индия) - Аризонская (США) и др., которые характеризуются близкими размерами кратерных структур, что свидетельствует о соизмеримых объемах "взрывного заряда" данных пар. Полученные результаты свидетельствуют в пользу земного происхождения астроблем, вызванных взрывами ювенильных газов водород-углеводородного состава. Закономерное положение в широтных поясах заняли и Тунгусский и Сихотэ-Алинский кратеры, что заставляет сомневаться в их метеоритном происхождении.
(Песков Е.Г., 1991).

Сообщается о новых индикаторах ударного метаморфизма, обнаруженных в веществе искусственных кратеров и их применение при изучении вещества естественных ударных кратеров и с границы мел-палеогена. Изучен минерал. состав вещества в кратерах, полученных при помощи высокоскоростной пушки в гранитовой и габбро-анортозитовой мишенях. Обнаружено, что вещество вала кратеров характеризуется повышенным содержанием кварца, наличием кристобалита и повышенной плотностью кварца относительно мишени. На Земле аномальные содержания кристобалита (~20%) обнаружены в веществе больших ударных кратеров Маникуаган и Шарлевой, стишовита и коэсита - в кратере Барринджер. Плотность кварца в этих кратерах на 0,7% выше общепринятой для этого минерала.
(Miura Yasunori, 1991).

Сообщаются предварительные результаты изучения хим. состава расплавленных пород мишени и ударных стекол из метеорного кратера Аризона. Дополнительно проанализированы фоновые образцы песчаника и глинистых сланцев. Дана общая характеристика кратера, структуры и минералогии образцов. Наблюдается обогащение ударных расплавов литофильными и сидерофильными элементами, особенно Ca. Вклад пород мишени в стекла изменяется от <1% (Fe, Co, Ni, Ir) до 40-60% для Sb и W. Сидерофилы в стекла привнесены ударником (метеоритом), содержание которого в стеклах достигает 24%. В расплавах содержание метеоритного вещества ниже - ~19%. В импактных стеклах сидерофильные элементы не фракционированы, что отличает их от распределения элементов в стеклах кратера Вабар. Выявленные различия затрудняют интерпретацию свойства ударника по распространенности сидерофильных элементов в импактных расплавах.
(Mittlefehldt D.W., See T.H., Horz F., 1992).

Благодаря большому доатмосферному радиусу (~15 м) метеорита Canyon Diablo он особенно подходящ для систематического изучения скоростей образования космогенных нуклидов в железных объектах в 2'пи'-геометрии. Чтобы реконструировать историю облучения метеорита, Heymann с сотр. (1966) исследовали несколько фрагментов, найденных в известных местах вокруг кратера. Они нашли, что метеорит подвергался многократному облучению космическими лучами (КЛ); большинство образцов показали космогенные возрасты (Т[рад]) 170 или 540 млн лет, а два аномальных образца - третий возраст 940 млн лет. В настоящей работе представлены результаты анализа еще одного космогенного радионуклида в Canyon Diablo - {26}Al. Полученные по {26}Al скорости образования сопоставлены с модельной скоростью Reedy и Arnold (1972), а также со скоростями, определенными по поперечным сечениям, использованным в модели Reedy-Arnold в сочетании с дифференциальными расчетными потоками. Сопоставление данных по трем измеренным радиоизотопам ({10}Be, {36}Cl, {26}Al) дает отношения скоростей Р({10}Be)/P({26}Al) и P({36}Cl)/P({26}Al) 1,46+-0,06 и 7,5+-0,4 соответственно, в хорошем согласии с величинами, представленными Vogt с сотр. (1990).
(Michlovich E., Elmore D., Vogt S., Lipschutz M., Masarik J., Reedy R.C., 1993).

Микрозондовым анализом и ИНАА исследованы обр. сферических ударных стекол (диаметром ок. 0,5 см), ударных стекол неправильной формы (средним размером 1*2 см) и металлических сферул (диаметром от 0,5 до 1,5 мм). Полученные результаты сопоставляются с данными по составу снаряда (железный метеорит Canyon Diablo) а также по анализировавшимся ранее ударным стеклам кратера Вабар (Саудовская Аравия). Для ударных стекол обоих кратеров самое сильное среди сидерофилов обеднение относительно материала ударника обнаруживается для Au. Отношение Au/Ni в ударных стеклах неправильной формы обычно выше, чем в сферических, хотя вариации этого отношения велики для стекол обоих типов. В большинстве сферических стекол величины отношения Au/Ni, нормированные на таковые ударника, близки к аналогичным величинам для кратера Вабар. Металлические сферулы не обнаруживают существенных отклонений в величинах отношений Ir/Co и Au/Ni от таковых ударника. Обсуждается наблюдаемое сильное фракционирование Ni-Fe и не исключается возможность того, что это эффект пробоподготовки.
(Mittlefehldt D.W., See T.H., Scott E.R.D., 1993).

В процессе образования ударного кратера происходит растрескивание пород мишени вследствие прохождения ударной волны. В качестве мелкомасштабной аналогии используется 30-летний опыт подземных ядерных взрывов на полигонах США и СССР. Радиус зоны интенсивного разрушения пород составляет 4-6 радиусов полости в породе, произведенной взрывом. Внутри полости степень ударного метаморфизма пород крайне высока, образцы пород превращаются в песок при легком надавливании. Для кратеров Метеор (США), Рис (ФРГ), Пучеж-Катунский и Попигай (РФ) вычислены оценки макс. размера образующихся блоков породы и вылетевших фрагментов.
(Kocharyan G.G., Kostuchenko V.N., Ivanov B.A., 1996).

Результаты оценки глубины залегания в родительском метеороиде ударника, образовавшего кратер Аризона, по содержанию {59}Ni в метеорите и сфероидах Canyon Diablo и сопоставления этих данных с результатами численного моделирования ударного процесса. Выявленное превышение содержания {59}Ni в метеорите (~7х) над его содержанием в сфероидах обусловлено разной глубиной их залегания в доатмосферном метеороиде: метеориты залегали на глубине 0,1-0,8 м, ударник - 1,3-1,6 м. При скорости падения 20 км/с хвостовую полусферу метеороида покрывала твердая оболочка мощностью 1,5-2 м, составляющая по объему 16% от ударника. Основная масса ударника при падении на Землю расплавилась, но практически не испарилась.
(Schnabel C., Pierazzo E., Xue S., Herzog G.F., Masarik J., Cresswell R.G., Di Tada M.L., Liu K., Fifield L.K., 1999).

На платформах выделено два генетических типа взрывных кольцевых структур: 1) простые метеоритные кратеры и 2) сложные многостадийные кольцевые структуры. Крупные метеориты обычно взрываются в атмосфере и выпадают на Землю в виде метеоритного дождя (хондриты на высоте 10 км Allende), а железные метеориты на меньших высотах (Тунгусский, Сихотэ-Алиньский), но иногда достигали поверхности, образуя кратеры типа Берринджер диаметром 1,2 км. Структуры второго типа трактуются как астроблемы и связаны с эндогенными процессами: Пучеж-Катунская диаметрам 80 км, Попигай 100 км и Рис 26 км. На поверхности платформ они совпадают с крупными депрессиями, осложненными центральными поднятиями гнейсового фундамента, интрудированного высокоэнергитическими диатремами аллогенных брекчий и расплавов. Механизм формирования обусловлен потоком флюидов, поступавших из земного ядра. Вследствие селективной миграции водорода для потока тяжелых углеводородов (CH[4]=CH[2]+H[2]) создавалась высокая энергоемкость, обеспечивающая высвобождение 1018-1022 эрг, что соответствует взрыву метеорита.
(Marakushev A.A., 2000).

Удар астероидов и комет по поверхности планет приводит к образованию кратеров и зон разрушения под ними. Кратер Метеор в Аризоне (США) образован более 50000 лет назад ударом железного метеорита и имеет зону разрушения глубиной 1 км. Глубина зоны разрушения дает информацию о силе удара и процессе образования кратера. В лабораторных условиях проводились эксперименты по удару по поверхности образцов, и томографическим методом определялась зона разрушения. Предложена простая модель для нахождения глубины зоны разрушения, согласующаяся с данными для кратера Метеор, которая может быть использована для оценки разрушения в метеорных кратерах других планет и лун.
(Xia Kaiwen, Ahrens Thomas J., 2001).

Дано краткое содержание доклада, прочитанного на выездной научной сессии Отделения общей физики и астрономии РАН, посвященной 40-летию открытия плотной фазы кремнезема (стишовита). Открытие плотной фазы кремнезема явилось итогом работы автора в 1960-1961 гг. Заключительные исследования были проведены в Институте физики высоких давлений РАН. В августе 1961 г. была опубликована статья об открытии, а в декабре того же года Эдвардс Чао сообщил в письме автору об открытии естественного аналога этой фазы в Аризонском метеоритном кратере. Новый минерал был назван стишовитом.
(Стишов С.М., 2002).

Гравиметрические данные позволяют ограничить диаметры вала и центральной горки частично погребенных ударных кратеров, дать сведения о подземном строении кратеров на поверхности Земли и погребенных в литосфере, подтвердить ударное происхождение некоторых кратеров. Обзор цитирует результаты по шести кратерам: Метеор, Апхивал, Мэнсон (США) и Мулкарра, Келли Уэст, Коноли (Австралия).
(Plescia J.B., 2003).

Сопоставление данных форм ландшафта (группы ям в форме тарелки на площади водосбора Байян-дянь) с хорошо известными метеоритными кратерами (Хенбери, Австралия; Метеор, шт. Аризона, СОА; Ауэлул, Мавритания и Талемцане, Алжир).
(Wang Ruobai, He ZHaoxiong, Wan Wenni, Gao Peizhi, Li Airong, 2004).

История столетник исследований кратера Метеор (Барринджер), США. Первая гипотеза об его ударном образовании была выдвинута в 1905 г. и окончательно признана в 1966 г. после обнаружения в породах кратера сферул магнетита с высоким содержанием никеля и высокобарических полиморфов кварца - коэсита и стишовита.
(Masaitis V.L., 2006).

Авторами методами комбинационного рассеяния исследован углерод, рассеянный в металле железного метеорита Каньон-Дьябло. На спектре КРС рассеянного углерода из метеорита Каньон-Дьябло проявился дублет из двух широких полос с максимумами при 1340 и 1550 см{-1}, что характеризует неупорядоченный графит.
(Вдовыкин Г.П., Алексеев В.А., Мельник Н.Н., 2007).

Материалы удара, собранные в метеоритном кратере Барринджер, охарактеризованы методами СЭМ-ЕДХ и эмиссии микрочастиц, вызванной рентгеновскими лучами. Получены тонкие и подлинные изображения элементов. Можно отличать главные, особенности как кремнесодержащих покрытий, так и S-Fe-Ni-Cu-ядер. Три различных типа S-Fe-Ni-Cu-систем были идентифицированы как халькопирит, петландит и пирротин.
Uzonyi I., Szoor Gy., Rozsa P., Pelicon P., Simcic J., Cserhati C., Daroczi L., Kiss A.Z. (2009).



На главную